газета «Воля России» 1920. № 45. 5 ноября. С. 3

 

МАЛЕНЬКИЙ ФЕЛЬЕТОН

Религиозные мистики

Удивительная наука!

Теоретики ее называются «батюшками», а практические исполнители ее веления — батьками.

Самым видным теоретиком этой науки в наше время является о. Булгаков, состоящий при правительстве генерала Врангеля в качестве посредника между небом и охранным отделением.

На теперешнюю ступень науки о. Булгаков поднимался медленно, пройдя целый ряд искусов.

В годы молодости о. Булгакова смущали бесы социализма, и в те времена он вместе с П.Б. Струве был марксистом.

Марксистская система не удовлетворяла, однако, взволнованного духа молодого ученого. Тогдашнее состояние его можно охарактеризовать восклицанием Хлестакова в письме к Тряпичкину:

— Скучно, брат Тряпичкин: душа требует высокого.

И в поисках высокого С. Булгаков стал идеалистом, а затем богоискателем. Его влекли к себе миры надзвездные, истина вневременная, мудрость потусторонняя.

С. Булгаков отряхнул от ног своих прах земли, отвратил лик свой от бесов социализма и рабочей политики, принял на себя обет смирения и послушания и постригся во иереи.

Сколь глубокие откровения должен был открыть в христианстве ум о. Булгакова, уже искушенный в суемудриях светских и соблазнах диавольских, социализмом именуемых!

И вот в послании к пастве о. Булгаков подвел итог своему идеализму, богоискательству, смирению и христианнейшей добродетели. Елейным голосом он зовет: Бей жидов и паки реву «жидов бей»!

— Всего-то дела? — могла бы воскликнуть знаменитая Чебырячка, которую, как известно, посещали «докторы и профессора».

А брат Чебырячкин, без всякого предварительного марксизма, идеализма, богоискательства и пострижения просто формулировал бы современную тоску о. Булгакова:

— Хотица пойти «на мокрое».

На ученом языке Чебырячкина салона «на мокрое» обозначало грабеж с убийством.

Так религиозно-мистический дух о. Булгакова нашел свое успокоение в лоне Чебырячки, постоянным посетителем салона которой о. Булгаков мог бы быть, не роняя чести ее избранного общества.

И теперь, наконец, понятно, зачем и почему о. Булгаков так стремился к кресту.

Но, ах! Ничто не ново под луной. У о. Булгакова есть предшественник, томский епископ Макарий.

То было также в революцию. В 1905 г. в городе Томске черносотенцы подожгли дом, где собралась местная интеллигенция. И, когда костер из нескольких сот человек ярко пылал, епископ Макарий вышел в полном облачении и крестом благословил… гоготавших черносотенцев.

Христианнейший царь Николай II возвел епископа Макария за подвиги христианской любви в московские митрополиты…

Итак, славным теоретиком крымского религиозного мистицизма является батюшка Булгаков.

Как практики этой религиозной системы выдвинулись и заняли выдающееся положение двое «батек».

Батька Махно и батька Балахович.

Отправляясь на «дело», оба батьки могут испросить благословения у батюшки Булгакова:

— Ну-ка, отче, благослови. Идем «на мокрое».

И, воздымая крест, батюшка Булгаков мог бы ответствовать:

— Благословенны будете, чада мои. Взяли ли вы, о возлюбленные сыны, бензина, дабы ярко горели светильниками из изнасилованных дщерей Израиля?

— Не сомневайся, отче: в крайности мы керосином…

Н. Рахманов

 

Н. Рахманов — псевдоним писателя Арсения Несмелова (наст. имя — Арсений Иванович Миропольский; 1889 — 1945).

 

 

Поделиться в социальных сетях: