Вестник РХД №3 (170) 1994

 

Юлия Николаевна РЕЙТЛИНГЕР

 

 

ПОСЛЕДНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

(отрывок)

 

9 мая 1988г. (Последняя запись).

 

Об о.Булгакове написаны у меня «отрывки воспоминаний». Он принадлежал к той партии неверующих ученых, которые в конце XIX века пришли к вере. Булгаков родился в Ливнах в семье приходского священника. Его род насчитывает девять поколений священников. Моя подруга Елена Ивановна Казимирчик-Полонская (в

109

 

иночестве монахиня Елена) написала прекрасную его биографию, которая напечатана в «Богословских трудах».

Одно время Булгаков был под сильным влиянием В. Соловьева, но впоследствии стал самостоятельным. Дружил с П.Флоренским.

О.Сергий не владел французским языком, его соприкосновение с западной культурой шло по-немецки. Одно время в Крыму он увлекся католичеством, но потом решительно преодолел это увлечение. Все сочинения Булгакова изданы YMCA в Париже, и сейчас многим удалось проникнуть сюда. Среди молодых богословов есть немало таких, кто считает, что богословию о.Сергия принадлежит будущее. 

Главой храма Сергиевского Подворья оставался архимандрит, а затем епископ Иоанн. Духовно у о.Сергия не было с ним ничего общего, приходилось подчиняться тому, чему он не сочувствует. Я видела, как ему это тяжело. Часто о.Сергий спрашивал себя, имеет ли он право так делать. И отвечал: если бы он входил во все мелочи приходской жизни, то не написал бы никогда свои богословские книги.

О.Сергий не ел мяса весь год (за исключением пасхального воскресения), а в великом посту обходился и без масла.

Дочь о.Сергия ежегодно водила его весной к профессору, который, осмотрев, обычно рекомендовал ехать на воды, в Руайа. Однажды о.Сергий почувствовал неудобство в горле. Начинался рак, но профессор проглядел его и, как всегда, послал на воды, а потом на отдых в деревню. Неудобство в горле все росло, Булгаков продолжал читать лекции. Наконец дочь показала его специалисту, проф. Мулонге, который поставил диагноз. Опухоль была уже так велика, что при операции пришлось вырезать почти всю гортань. Какими-то невероятными усилиями, которым поражался даже Мулонге, о.Сергий научился говорить и продолжал служить для узкого круга своих духовных детей. Так он прожил еще 5 лет. Когда кончилась война, у него случился удар, и так как до того он уже говорил со

110

 

страшными усилиями, то после удара делать это он уже не мог.

Когда о.Сергий умер, я осталась жить в Сергиевом Подворье, что бы ухаживать за его женой, которая умерла меньше чем через год после него, в день их свадьбы.

После этого оставаться на Подворье не хотелось, и я поселилась временно у знакомых. Потом окончательно покинула Париж.

Разрешения на возвращение пришлось ждать 10 лет: во время оформления перепутали наши фамилии. Образовалась целая группа русских эмигрантов. Путешествие началось с Праги, по дороге, в Кошице, забрал и меня. Нас ехал целый поезд, с вагонами мебели, купленной в Чехословакии. К сожалению, наши надежды попасть в Ленинград не осуществились, нас направили в Узбекистан.

 

111

 

 

Поделиться в социальных сетях: