Вестник РХД №3 (170) 1994

 

 

Журнал болезни о. Сергия Булгакова,

который вела мать Феодосия

 

 

5 июня/23 мая 1944 — Духов день.

 

6 июня. Вторник — В ночь случился удар.

 

7 июня. Среда — Слабые признаки сознания.

 

8 июня. Четверг — Сознание уходит, изредка открывает глаза.

 

9 июня. Пятница — Полное отсутствие сознания, не открывает глаза, не глотает.

 

10 июня. Суббота — В течение 30 часов (с 7-ми часов утра пятницы) не открывает глаза, не глотает. С утра (в субботу) выражение лица стало «предстоящим»* и несколько раз менялось, становилось все значительнее и торжественнее, пока не «воссиял свет». Явление «света» от часу до 3-х. После 3-х часов открыл глаза и начал глотать.

 

11 июня. Воскресенье — С утра сознание возвращается, пытается говорить и писать.

В 4 ч. дня Соборование (соборовали о. Киприан, о. Василий и о. Стефан).

 

12 июня. Понедельник — Самый лучший день за все время болезни, в смысле сознания: мало говорит и пишет, легко и охотно пьет. Справлялся (письменно) есть ли сухари для Елены Иванов.

 

13 июня. Вторник — Легкое ухудшение.

 

14 июня. Среда  —                  “ “ “

 

15 июня. Четверг — Хуже, начал хвататься за голову.

 

16 июня. Пятница — После бессонной ночи целый день в забытьи, все время хва-

________________

* Выражение Е.Н. Осоргиной.

67

 

тается за голову, почти не открывает глаз. В 11 ч. Влад. Иоанн пришел со Св. Дарами. О. Сергий причастился, не приходя в сознание и не открывая глаз.

 

17 июня. Суббота — Целый день в забытьи, хватается за правый висок.

 

18 июня. Воскресенье — Целый день в забытьи. Утром был консилиум: Зернов и проф. Моро. Моро сказал, что на выздоровление надежды нет, т.к. мозговые центры слишком поражены, но болезнь может затянуться.

После обеда о. Сергий принял известие об о. Дмитрии Клепинине: «Отец Сергий, получено известие об о. Дмитрии Клепинине, — о. Сергий, не открывая глаз, с радостным удивлением приподымает брови, — он жив и находится с госпитале, какая радость!» О. Сергий глубоко вздыхает и четко осеняет себя крестным знамением.

 

19 июня. Понедельник — Целый день в забытьи, приходит в себя и открывает глаза только утром и вечером, когда его начинают тормошить во время перекладки. Благословил м. Бландину на отъезд.

 

20 июня. Вторник — Утром уехала м. Бландина. Получено известие о кончине о. Дмитрия.

 

21 июня. Среда Без перемен.

 

22 июня. Четверг — Вечером пришла сестра на ночное дежурство.

 

23 июня. Пятница — Вечером приехала м. Бландина. Ночью дежурила сестра.

68

 

24 июня. Суббота — Последнюю ночь дежурила сестра.

 

25 июня. Воскресенье — Резкое ухудшение, сильное ослабление пульса. Утром не перекладывали, к вечеру стало лучше, пульс восстановился.

 

26 июня. Понедельник — Отпевание о. Дмитрия.

 

1 июля. Суббота — Утром уехала м. Бландина.

 

2 июля. Воскресенье — Резкое ухудшение, не открывает глаза, не глотает, почти не двигает правой рукой.

 

3 июля. Понедельник — Немного лучше. Вызвали (через Лызлову) м. Бландину.

 

4 июля. Вторник — Утром приехала м. Бландина.

 

5 июля. Среда — Почти не пьет, на уколы и на перекладку не реагирует.

 

6 июля. Четверг — При сероме* и перевязках едва открывает глаза — заметно слабеет.

 

8 июля. Суббота — Мать Бландина собралась уезжать, но вернулась с вокзала.

 

9 июля. Воскресенье — Взяла со стола иконку Тихвинской Божией Матери и сказала: «О. Сергий, сегодня праздник Тихвинской Божьей Матери, — вот икона!» О. Сергий перекрестился, приложился к иконе и, взяв ее в правую руку, благословил ею находящихся у его постели: Елену Николаевну Осоргину, сестру Иоанну, м. Бландину и м. Феодосию (так было положено основание «Тихвинскому сестричеству» и в этот же вечер все сестры перешли на «ты»).

 

10 июля. Понедельник Слабеет.

 

11 июля. Вторник — Во время всенощной (на Петра и Павла) в 672 ч. вечера на-

_____________________

* Физиологический раствор.

69

 

ступило сильное ухудшение, пульс резко понизился, дыхание стало прерывистым и коротким. В 8 ч. вечера о. Стефан прочитал канон Божией Матери на исход души, а после полуночи — отходную. Ночью мы все вчетвером (до второго часа была и Елена Ивановна) окружали постель о.Сергия, не отходя и не смыкая глаз, т.к. казалось, что конец может наступить каждую минуту. Временами пульс совсем исчезал, но к утру наступило некоторое улучшение.

 

12 июля. Среда — Приехал Сережа.

В 4 ч. сделали последний сером и переложили.

В 11 1/2 ч. ночи о. Киприан прочитал канон Ангелу Смерти и отходную.

 

13 июля. Четверг — Собор 12-ти Апостолов.

О. Сергий скончался в 13 ч. 15 м.

 

14 июля. Пятница — 17 ч. Положение во гроб.

 

15 июля. Суббота — 40 день после удара.

В 8 1/2 ч. перенесли гроб в церковь. Заупокойную литургию служили архимандрит Мефодий и 12 священников. Отпевание служили Влад. Евлогий и 18 священников. Говорили слово: 1) Карташев, 2) Владыка, 3) о. Василий, 4) о. Киприан, 5) Алеша Князев.

После отпевания обнесли гроб с крестным ходом вокруг церкви под пение ирмосов Вели-

70

 

кого Канона «Помощник и Покровитель».

В 12 1/2 ч. выехали с Подворья, гроб с останками о. Сергия сопровождали: сын Сережа, Алеша Князев, с. Иоанна, м. Бландина и м. Феодосия. Похоронили на русском кладбище в Stc-Geneviéve-des-Bois в 13 ч. 45 м.

 

  

Запись матери Феодосии

 28.VI.1944.

 

Это было в субботу, 10 июня 1944 г.

Пять дней назад, в ночь с Духова дня на вторник, с отцом Сергием случился удар. Первые два дня, вторник и среду, о. Сергий еще проявлял некоторые признаки сознания и узнавал кое-кого из окружающих. В четверг сознание стало угасать, а в течение последних 30 часов — от утра пятницы до полудня субботы — отец Сергий находился в состоянии глубокого забытья, не открывал глаз, не глотал, и только тихое дыхание свидетельствовало о том, что жизнь его еще не покинула.

В эти дни, следовавшие за ударом о. Сергия, все мы, его окружавшие, с трепетом внимали тайне, открывавшейся нам в этом новом его бытии. Мы были перенесены в иной, до того нам неведомый, план. Неподвижное тело о. Сергия, лежащее перед нами, было как бы мостом, соединявшим два мира — «этот» и «тот», и «тот» открывался нам в такой реальности, что «этот» начинал казаться призрачным.

Земная жизнь о. Сергия, так гармонично завершаемая последней литургией Духова дня, переходила в иную фазу. И нам дано было увидать тот свет, который уготовал Господь любящим Его. Уже 30 часов о. Сергий не приходил в себя и не проявлял никаких признаков сознания. Духовное напряжение этих последних часов было так велико, что мы четверо, ухаживающие за о. Сергием, все вместе не отходили от него, чувствуя, что присутствуем при великом духовном торжестве, и не имели силы оторваться, боялись что-то пропустить.

Уже с утра нас поразило выражение лица о. Сергия, «предстоящее», по определению одной из нас.

Выражение это несколько раз менялось, становилось все значительнее и торжественнее. Было около часу дня.

Лицо о. Сергия постепенно начало светлеть и озарилось таким нездешним светом, что мы замерли, боясь поверить тому, что нам дано было увидеть.

Ясно было, что душа о. Сергия, проходившая какие- то таинственные пути, в это мгновение приблизилась к Престолу Господню и была озарена светом Его славы. Почти два часа продолжалось это дивное явление, но это мог быть миг, и век — время для нас остановилось. Мы присутствовали при таком несомненном озарении Духом, при таком реальном «опыте святости», который трудно было вместить.

Прошло 18 дней с момента этого светоносного явления, о. Сергий еще жив и душа его проходит какие-то божественные, ей назначенные пути, а тело томится в своей земной окованности, но как ученикам Господа дано было увидеть славу Преображения для того, чтобы понять и принять Его дальнейший крестный путь и Воскресение, так и нам дано было увидеть «прославление» отца Сергия для того, чтобы вместе с ним, в смирении и покорности ждать часа его полного освобождения и слияния со Христом.

И верю, что уйдя ко Господу, о. Сергий нас не покинет, но умолит Господа открыть наши сердца для принятия Духа-Утешителя, дары Которого так обильно на нем излиялись на наших глазах.

 

2 1/2 часа ночи

у постели о. Сергия.

72

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях: