Вестник РХД №204, II–2015; стр. 217–234

 

 

Переписка протоиерея Сергия Булгакова и священника Александра Ельчанинова

 

Знакомство между С. Булгаковым и А. Ельчаниновым восходит еще к началу века. «30 лет суждено мне было знать его, любить его и любоваться им», – говорил о. Сергий на отпевании своего друга 27 августа 1934 года. В эмиграции они сблизились на съездах РСХД, где и созрело у о. Александра желание посвятить себя в священство, а о. Сергий в этом его укреплял... Публикуемые письма посвящены теме преследований, которым подвергался о. Александр в Ниццком соборе от казенно мыслящих дореволюционных священников. О. Сергий добился его перевода в Париж, но в Александро-Невский собор о. Александр приехал уже больным и через несколько месяцев, 24 августа 1934 года, скончался. Помимо личной дружбы, обоих священников связывал еще и общий друг, оставшийся в России, – о. Павел Флоренский, о судьбе которого им ничего не было известно.

Оригиналы писем о. Сергия – из семейного архива. Письма о. Александра находятся в архиве о. Сергия Булгакова на Сергиевском подворье (Париж).

Никита Струве

217

 

 

26.V./8.VI.1926. Paris.

Дорогой Александр Викторович.

Вы, конечно, делаете самые печальные предположения отн<осительно> моего молчания, но я действительно не терял времени. Я списывался с влад. Влад<имиром>1 ответ которого я здесь прилагаю, и сегодня мне, наконец, удалось поговорить с влад. Митрополитом2. Он отнесся к Вам и вашему желанию с полным сочувствием и доверием. По мысли его, как и моей, Вам ни в каком случае не надо сейчас разрывать с Ривьерой и со своей педагогической работой.

Напротив, мит<рополит> Вас мыслит как лицо, ведающее духовное просвещение на Ривьере. Как и предполагал, м-лит в ближайшее время прочит Вас в Cannes, когда там освободится место (батюшка хворает и сейчас в отпуске на три месяца). Он благословляет Вас подать прошение о зачислении сверхштатным священником в Ниццский приход, оттуда Вы будете откомандировываться в разные места, в Cannes (там прекрасная церковь, но запущенный приход), в Антиб (у в. кн. Н.Н.3 есть церковь), в Биот и др. места. Владыка говорит, что он был именно теперь озабочен приисканием соответственного кандидата в Cannes, он видит в моем обращении прямое указание Божие. Я всегда считал, что во всех значительных вопросах подобных... надо слушаться епископа.

Однако положение Ваше материальное остается пока не устроенным. Кое-что Вы будете от церкви иметь теперь не в виде доходов (от них отказываться при средних условиях не рекомендую Вам <нрзб.> от разъездов. Однако основным Вашим источником до времени должны остаться уроки. Не лишитесь ли Вы их части, если примете священство? Это надо выяснить. Кроме того, очевидно, придется потесниться и на новом ходу работы, а м. б., и в летней перспективе проходить через огневую завесу посвящения. В этом приходится сказать: не так живи, как хочется, но как Бог велит. Только владыка советует посвящаться... чтобы быть наготове, и я его совет поддерживаю, хотя – увы! – сейчас Вам придется продолжать уроки. Нужно ли говорить о Вас с Е.П. Ковалевским4, как это советует владыка? Мне это нетрудно, но надо ждать встречу. Одновременно пишу вл. Вл., ...вкупе Вам теперь... учинить дальнейшие шаги. Молитвенно с Вами. Шлю

218

 

благословение и привет Там. В. и детям5, Н.И. и В.А. кланяюсь.

Любящий Вас пр. С. Б.

___________________________

1 Владыка Владимир, в миру Вячеслав Михайлович Тихоницкий, родился в 1873 г. в Вятской губернии, умер в 1959 г. в Париже. С 1925-го по 1956-й архиепископ в Ницце. В дальнейших письмах упоминается как «владыка», без имени.

2 Митрополит Евлогий (Георгиевский), родился в 1868 г. в Сомово, Тульской губернии, возглавлял русские приходы в Западной Европе с 1920 г. Упоминается и далее как «митрополит».

3 Великий князь Николай Николаевич (младший) (1856, Санкт- Петербург – 1929, Антиб, Франция) владел имением «вилла Тенар» с домовой церковью близ Антиба, где проводил часть года с 1922-го по 1929-й.

4 Ковалевский Евграф Петрович (1866, Санкт-Петербург – 1941, Медон, под Парижем), юрист, государственный, церковный, общественный деятель, в эмиграции один из учредителей Медонского братства.

5 Там. Влад, (так упоминается и далее) – жена о. Александра – Тамара Владимировна Ельчанинова, урожд. Левандовская (1897-1981, Париж), иконописец. Дети: Наталия (1920, Тифлис–2001, Париж), Кирилл (1923, Ницца – 2001, Париж), Мария Струве (род. в Ницце в 1925). В следующих письмах о. Александр упоминает свою жену под ласковым прозвищем Муся.

 

 

11.VI.1926

Глубокоуважаемый и дорогой отец Сергий,

Отвечаю на Ваше письмо от 8-го июня. Заранее сразу скажу, что я согласен на все, раз Владыка и Вы так говорите, кроме одного: я хочу иметь время хоть в месяц, чтобы приготовиться. Для моего самолюбия мне было бы полезно выйти без приготовления на дело, при одной мысли о котором трепещу; но ведь дело – прежде всего служба Божественная – будет страдать от моей неумелости. Сейчас у меня самое горячее время – в самом начале июля экзамены, гонка, приготовление, подведение итогов, писание отчетов, потом акт. После 15-го июля пойдет легче: у меня останется только 9-10 часов уроков (в неделю). Тогда только я смогу всерьез готовиться, и так как я «ни ступить, ни молвить не умею», то нужно мне не меньше месяца. У меня и сейчас сильнейшая жажда уединиться – и для размышлений, и для учения, и для молитвы, а когда уже фиксируется день, то потребность эта усилится еще больше; но я знаю, почти наверное, что это не пройдет, что к самому важному, страшному, ответственному придется готовиться в суете, болтовне, рассеянности. Должен, впрочем, сказать, что и сейчас я и Муся так полны этим, что это наше настроение меняет домашнюю обстановку, Муся удерживает и, по возможности, освобождает меня от домашних работ и помогает удерживаться на главном. Конечно, чем ближе к сроку, тем серьезность наша будет расти, я смогу чаще бывать в церкви, с 15.VI-го на всех службах, а работаю я и читаю и сейчас, сколько могу. Занятия снова начнутся 7-15 октября: до этого срока и надо будет «пройти огненную завесу», которая, увы!... не отделит меня вполне от старой – моей светской педагогики, но и она, я знаю, радикально изменится.

Об этом дальнейшем мне неохота говорить сейчас: посвящение, а там, что Бог даст: я так уверен в тех силах, которые меня несут сейчас, что внешняя обстановка меня не беспокоит.

219

 

С Евгр. Петр. Ков<алевск>им говорить бесполезно: наши «Русские отделения» существуют местными средствами, и Евгр. П. бессилен что бы то ни было к ним прибавить.

Итак, по-моему, самое главное назначить сроки приготовления и посвящения. Об этом я буду говорить с Владыкой. Прошение – в проекте – покажу ему и потом перешлю через него же.

Как меня поразило такое легкое и скорое согласие Владыки Митрополита и его решительность в этом вопросе: ведь он меня вовсе не знает, а Ваша рекомендация, хотя и много значит, но ведь есть же множество кандидатов, много уже готовых, опытных священников! Принимаю это как прямую помощь Божию, которую чувствую в этом деле на каждом шагу: я готовлюсь к чрезвычайным затруднениям, борьбе, испытаниям, а какие-то руки переносят через все эти преграды. Вы можете догадаться, как я переживаю Вашу помощь в этом, но благодарить мне кажется прямо неуместным. Спаси Вас Господь!

За дар Ваш (на рясу) приношу Вам глубокую благодарность, мы с женой твердо решили не допускать здесь никакого либерализма. Маленькие затруднения – с посещением лицея и уроков, но это еще далеко.

Привет глубокоуважаемой Елене Ивановне6. Прошу Ваших молитв о себе и семье, любящий Вас и преданный

А. Ельчанинов.

_________________________________

6 Жена о. Сергия Булгакова, урожд. Токмакова (1868-1945), автор исторической повести «Царевна Софья».

 

 

День Св. Духа

Дорогой Александр Викторович!

Пишу второпях, накануне отъезда в Англию. Сегодня исполнилось 8-летие моего священства, о чем радуюсь. Спешу Вас успокоить в том отношении, что требуемый Вами срок, даже и больший, Вы естественно получите, п. ч. скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Сейчас митрополит уезжает на три недели в Сербию на архиерейский собор, значит ваше прошение, вероятно, все равно будет лежать, и вообще, очевидно, что раньше августа не устроиться Вашему посвящению. Итак, будьте спокойны. К Вам едет в Cannes влад. Веньямин7, по возвращении из Англии. Он Вам советчик и добрый сочувственник. Прошение Ваше лучше пусть

220

 

пошлет влад. Владимир, если признает нужным, вместе со своим письмом. Я в Англии пробуду около 2-х недель. Когда будет <нрзб.>, тогда лишь нужно шить рясу. Господь да поможет Вам. Шлю привет и благословение дому Вашему. Т. Вл. напишу позже, сейчас на лету.

Ваш пр. С. Б.

______________________________

7 Влад. Вениамин (Федченков) (1880, село Вяжли, Тамбовск. губ. – 1961, Печора, Псковской области), инспектор Св.-Сергиевского богословского института с 1925 г. по 1927 г., затем, после отъезда в Сербию, с 1929 г. по 1931 г., перешел в Московскую патриархию.

 

 

21.VIII.19268

Дорогой отец Сергий,

Во-перв<ых>, поздравляем Вас с праздником Братства, поминаю всех известных мне братьев на проскомидии, но молебна не мог отслужить, был в Каннах, а там были свои требы.

Вчера мы получили от доктора Наташиного сообщение, что она находится в прекрасном состоянии и встанет через несколько дней. Это было тем радостнее, что было совсем неожиданно. Но мы еще не знаем подробностей: будет ли она ходить в корсете и ошейнике, необходим ли ей и дальше Berck, на сколько. Все же радость большая.

Теперь отвечаю на Ваше письмо. Меня очень радует и подбодряет Ваш сердечный интерес к моей работе, и это дает мне смелость писать Вам о ней подробнее, чем я делал это до сих пор. Круг моей деятельности расширяется понемногу, есть у меня свои дух<овные> дети, был недавно трудный случай – Бог помог – подготовка к смерти одного адвоката, мало верующего, а потом исповедовавшегося у меня и причащавшегося, вместе с которым молились по вечерам, что укрепило и его жену. Скончался он с твердой верой, спокойно и легко, но без меня – я был в Каннах. Было это временами и трудно, и страшно, но Бог помог. К сожалению, хоронил его не я – к этому времени приехал о. Николай9, и я только сослужил, хотя вдова и очень просила, чтобы все провел я.

Кстати, с о. Николаем я стараюсь быть как можно более внимательным, уважительным, и т. д., но он туго на это идет: сдержан и сух. Я все же надеюсь завоевать его. Кроме всего прочего – он мне единственный здесь советчик до приезда Владыки.

Теперь Канны. Я езжу туда один, кроме обычных служб провел одно погребение и венчание. Понемногу, но это кое-

221

что дает: прибл<изительно> за 3 недели я получил там около 300 фр. С требами здесь дело стоит так: так как я не участвую в кружке, то все, что мне дают за требы (кроме исповеди), я передаю протодиакону. На всякий случай я записываю свои требы, если бы Владыка по приезде поинтересовался моей работой здесь за его отсутствие. Бывают случаи, и не редко, что просят именно меня о молебне или панихиде, но это дела не меняет, раз я служу в Церкви, да еще с псаломщиком. Спасибо за советы об исповеди и канонах. По-прежнему бывают очень утешительные случаи, но бывает и очень трудно – окаменелые сердца, с которыми ничего не поделаешь, в один прием, по кр<айней> мере. Все больше убеждаюсь, что работа в Церкви не терпит совместительства, может быть, на первых шагах, когда только укореняешься в новом и все иное очень мешает. Это иное – уроки, Лицей, педагог. Советы, административная работа: очень меня тошнит от всего этого.

Ваши парижане – о. Григорий10 и Кунцевич11 – чувствуют себя недурно и находятся, по-прежнему, в полной неизвестности о своей судьбе. Каннский приход, действительно, на редкость запущенный. Оказывается, напр<имер>, что у них правило – летом не служить всенощной, а прежде так и просто церковь запиралась на все лето от Троицы до Рождества Пресвятой Богородицы. Служба максимально сокращается. Владыка за свое краткое пребывание ввел много хорошего, но я как-то не чувствую своего права хозяйничать в чужом приходе, да твердости у меня нет в богослужении. О. Григорий может вернуться очень скоро, семья его на днях уже переезжает, по слухам.

Все это – внешнее. О внутреннем писать сейчас трудно: плохо спал, больна девочка и сейчас без перерыва плачет – мыслей не собрать. Муся очень устает с детьми, по целым дням одна дома: особенно – когда я уезжаю. Вообще, эта сторона очень трудна. Но службой в храме это все покрывается во много раз, настолько, что я часто чувствую недостаточное число благодарственных молитв у себя в молитвеннике.

Привет Вашей семье.

Ваш недостойный иерей

А. Е.

____________________________________

8 Письмо написано уже после рукоположения отца Александра: 25 июля он был рукоположен во диакона, а 28 июля во священника, рукоположение совершил архиеп. Владимир в Ниццком соборе.

9 О. Николай Подосенов (1870, посад Нёнокса, Архангельск, губ. – 1941, Ницца), настоятель Св.-Николаевского прихода в Ницце с 1922 по 1925 г., был уволен за штат за неустройства в приходе, а позже перешел от митрополита Евлогия в юрисдикцию РЗЦ (1927).

10 О. Григорий Остроумов (1856, с. Дубровка, Калужск. губ. – 1947, Канны, Франция), строитель и первый настоятель храма архистратига Михаила в Каннах (1895-1947), первоначально состоял в клире митр. Евлогия, но затем перешел в юрисдикцию РЗЦ (1927).

11 Неустановленное лицо.

222

 

15/28.XI.1926. Paris. Сергиево <подворье>

Дорогой о. Александр!

Скорблю за Вас, что Вы терпите утеснение в своей среде, но не удивляюсь, п. ч. этого ожидал (не удивляюсь перемене в облике о. Вл., «футляр» еще не есть духовное достижение, а с др<угой> ст<ороны>, искушения ревности алтаря вообще как-то велики). Желаю Вам того, что в условиях эмигрантской жизни трудно ожидать: самостоятельного прихода и храма, иначе время останется позади, ведь, в сущности, я и сам все время нахожусь в таком же положении. Однако, если Вы будете иметь хоть один литургийный день, надо благодарить Господа. Вы его очевидно будете иметь. Поздравляю Вас с радостью выздоровления Наташи. Т. Вл. видаю – чаще в церкви, или у нас в доме. Наташа подросла, и я с нею потерял контакт, вследствие перехода ее во франц. подданство, из которого она, впрочем, уже возвращается (я говорю о языке). <нрзб.> Ваша еще не являлась. Для меня каждый такой случай есть, конечно, новое обременение, однако, если найду, что я могу быть ей нужен, я от нее не откажусь. Но следует ли начинать именно с меня? Решайте сами.

Относительно занятий Ваших думаю, что Вам всего естественнее заняться вопросами литургического богословия. У Вас в Ницце есть ценнейшая серия – «Прибавления к твор<ениям> св<ятых> отцов» за все годы, и там есть ряд ценнейших монографий, и в частности, переводы свв. Максима, Николая Кавасилы, арх. Симеона Солунского, Дионисия Ареопагита, литургического содержания, том III и др. Кроме того, есть, кажется, и «новая скрижаль». Проштудируйте хотя о литургии и напишите доклад. Я думаю, что это и всего удобнее. Но, кроме того, там и ценнейшие монографии на разные темы. Если еще у Вас есть «Собрание древних литургий» и «Догматич<еское> богословие» м. Макария и еп. Сильвестра, то Вы имеете достаточно материала для литургических докладов. Если Вы захотите работать по своей специальности – рус<ской> церк<овной> истории, то тоже есть книга истории старообрядчества, только не запропадите по пути в трясины евразиатства, от которого храните и молодежь свою.

Ваш собрат о Господе прот. С. Булгаков.

Не предстоит ли Вам быть в Париже на съезде духовенства в декабре?

223

 

14/27.I.1927.

Дорогой о. Александр!

Приношу запоздалое поздравление Вам, Там. Вл. с новым годом. Я ездил в Лондон, вернулся больной (и еще не оправился) и здесь застал – отъезд еп. Веньямина, после которого пришлось принять на себя бремя управления при самых трудных обстоятельствах. Вы понимаете, как угрожаемо теперь наше положение с разных сторон, но уповаем на милость преп. Сергия, если мы не недостойны. Поэтому и не ответил до сих пор и на Ваш вопрос, хотя о нем и думал. Вот некоторые из моих соображений. Чебовская Гимназия – лучшее место для применения Ваших пастырских и педагогических сил, я давно о ней думал. Но тут целый ряд серьезных сомнений. Во-первых, отвратительный климат, это в котловине, низко, сыро. Однако об этом нужно навести более точные справки на месте – я бывал только летом, мои впечатления – внешние. Во-вторых, и это еще важнее, «русская жизнь» в Чехии дышит на ладан. Конечно, это может протянуться неопределенное время, и Чебова, я думаю, закроется из последних, п. ч. доселе пользовалась особым покровительством правительства. Но заехать в Чехию, чтобы остаться на бобах, невыгодно. Для Там. Вл. будет не очень завидное соседство Праги, где она может пользоваться советами оч. живой и культурной княжны Яшвиль (в свое время близкой к Кондакову), указаниями Wundernd, а, действительно, много сведений накопившего в иконной области, Кирилла Каткова, и сверх того в библиотеке имеются издания по иконописи Кондакова, вероятно, много еще осталось, он мне показывал свои дивные коллекции еще при жизни. В этом отношении пустыни не будет, хотя в самой Чебове, вероятно, пусто. По моим сведениям, гимназия приходит вообще в упадок вследствие перемен в личном педагогическом составе. Но есть церковь, походного типа, посещается, правда, по наряду, но все-таки представляет собою великое благо. То, что Вам предлагает сам о. Ктитарев, означает, что сам он оттуда стремится, о чем и говорил. Но на это есть разные причины.

Надвигаются церковные потрясения. Л.А. Зандер12 сказал мне утешительное о настроениях акад. Влад., не утешительное об остальном.

Господь да поможет Вам.

224

 

Л.А. с любовью говорил мне о Вашем пастырском деле, и мое сердце радовалось. На днях говорил о Вас с ... по поводу Льежа, но это для Вас не подходит. Будем ждать и надеяться.

Всем привет. Прошу молитв о моем недостоинстве и об обители преп. Сергия.

Ваш о Христе собрат прот. Сергий.

_____________________________

12 Зандер Лев Александрович (1893, Санкт-Петербург – 1965, Париж), философ и богослов, церковно-общественных деятель, долголетний секретарь РСХД, доцент, а затем профессор Св.-Сергиевского богословского института, близкий ученик о. Сергия Булгакова.

 

 

23.I./06.II.1928. Paris

 

Дорогой отец Александр!

Относительно г-жи Андреевской было дело так. Меня просил по телефону М.М. Федоров13 с нею побеседовать, и я подвел ее в церковь прямо на исповедь после вечерни, предпочитая это разговору в кабинете. Она была в тяжелом, но на мой взгляд, не в безнадежном состоянии. Я с нею сначала дов<ольно> долго беседовал, причем оказалось, что она протестантка, хотя и готовая перейти в православие. Когда же я ей предложил сделать это немедленно (исповедь), а на следующий день миропомазание и причащение, то оказалось, что она уже связана с о. Георгием Сп.14, и он ей назначил присоединение только через неделю – не знаю, почему, – и мне осталось только остановиться перед fait accompli15, хотя сам я не стал бы откладывать. Больше я ее не видел, но при встрече с о. Сп. спросил, будет ли он ее присоединять. Он ответил, что да. Еще слышал, имею сведения, что о. Федор Андреев (б. ученик о. Павла), в Петрограде втайне сидевший в тюрьме, снова находится в угрожаемом положении. Из Москвы известия противоречивые и во всяком случае сложные.

Господь да благословит семью Вашу.

Прошу молитв.

Любящий Вас пр. С. Б.

______________________________________

13 Федоров Михаил Михайлович (1859, Бежецк – 1949 Париж), государственный и общественный деятель, в эмиграции создал комитет по обеспечению высшего образования русскому юношеству, в Париже организовал студенческое общежитие и при нем храм прп. Серафима Саровского, ныне еще существующий.

14 О. Георгий Спасский (1877, Гродненская губ. – 1934, Париж), с 1923 г. священник Александро-Невского собора в Париже.

15 fait accompli (фр.) свершившийся факт.

 

 

10.X.1928. Paris

Дорогой о. Александр!

Спасибо Вам за Ваше поздравление с днем ангела. Слышал о всех Ваших горестях, болезни мальчика, Т. Вл., вашей собственной, о которой вы и не упоминаете, и молился о всех вас. Я в Royat поправился, но начинаю быстро растрачивать свой запас. Каким вернулся еп. Владимир, который оставался

225

 

долго после меня? Мое время делится, как обычно, между приходом, Бог<ословским> инст<итутом>, Движением и попытками научной работы, которая все труднее. Радуюсь, что Вы имеете утешение от священства, хотя и в величайших материальных стеснениях. Доверительно. О.П<авел> Ф<лоренский> летом «болел», затем переменил место жительства, но, по последним сведениям, как будто водворился на старое пепелище. Мне удалось кое-что посылать для его семьи случаем, п. ч. иначе это было бы неудобно. Об его духовном состоянии сведения, до меня доходящие, не вполне удовлетворительны, но отношусь к ним не без критики, хотя и не могу не считаться по их вескости. Ведь там приходит такое время, о котором сказано, что если бы не сократились дни те ради избранных, не спастись бы никому. А дни эти еще не сократились.

Да благословит Господь ваше переселение. Порядочно жаль не вашего лайтернского фонда с дежурной <нрзб.> и прочими приспособлениями, но этих чудных дорожек вокруг, которыми, впрочем, можно пользоваться только заезжим празднолюбцам.

Привет Т. Вл. и всему Вашему семейству. Прошу молитв.

Ваш собрат о Господе, прот. С. Булгаков

 

VII.1929. Chateau de Clausonne

Дорогой отец Сергий!

Спасибо Вам за дружеские и мудрые слова участия и утешения. Сидя здесь, далеко от всех, с братиями, я чувствую себя великолепно и забыл все огорчения этой зимы, Да и зимой – огорчало не столько неустройство моей священнической судьбы (я твердо верю, что она будет устроена, когда это будет угодно Богу), а человеческие страсти, лукавство, неправедность, ложь, которые вносятся в дело Божие. С о. Гр.16 у нас были прекрасные отношения, а сейчас они охладились; очень я боялся и за отношение ко мне Владыки, так что до сих пор не понимаю его отношения ко мне: мое прошлое, университет и т. д., но и мое поведение; я стесняюсь часто посещать Владыку, не начинаю сам никаких объяснений, мало вхожу в мелочи арх<иерейской> жизни, вероятно, во всем этом Владыко видит (справедливо) мою интеллиг<ентскую> гордость.

226

 

Относительно моего священнич<еского> положения, то оно совсем не так уж плохо (я вспоминаю, как было Вам тяжело в Праге). Его хорошая сторона – моя большая независимость, тяжелая сторона – что только небольшую часть своих сил я могу отдавать Церкви: почти все время идет на уроки, на работу, которая меня духовно не питает ничуть (кроме уроков Закона Божьего). Но и мое малое прикосновение к Церкви дает безмерно много, о чем я не перестаю благодарить Бога. В свое время Бог подпустит меня ближе к своему делу, если буду годен. Во вс<яком> случае, я боялся бы сейчас самостоят<ельного> церковного дела (настоятельства) и предпочитаю неопределенно долгое время работать под крылом Владыки, будучи свободен от канцелярии, церковного хозяйства, сношений с властями – на что я очень мало способен. Предел моих мечтаний быть вторым священником в Ницце, но только тогда, когда наш Архипастырь свободно этого сам захочет.

Несмотря на то, что, за исключением отдельных кратких моментов раздражения и уныния, Ваше письмо помогло мне – может быть, временно – стать на вполне объективную т<очку> зр<ения> и истребило в моей душе всякие признаки недоброжелательства к о. Гр.: его положение во всем этом деле много хуже моего, и его просто жаль.

Еще раз большое спасибо, дорогой о. Сергий. Привет всей Вашей семье. Не забывайте и нас в своих молитвах.

Недост. иерей

А. Е.

________________________________

16 О. Григорий Ломако (1881, Екатеринодар – 1959, Париж), благочинный приходов на юге Франции с 1928 г. по 1948 г., один из главных притеснителей о. Александра Ельчанинова.

 

 

30.V.1930/12.VI.1930.

Дорогой о. Александр!

Спасибо Вам за Ваше письмо. Конечно, тема его не такова, чтоб обсуждать ее тростию книжника скорописца, но устами и устами, хотя во время Клермона Вы меня не застанете. Я там не буду, и, вероятно, уже уеду для летнего лечения в Royat. У каждого свое искушение, а Ваше в том, очевидно, что святость соединяется с обывательством и наивностью. Как же прошло приходское собрание? Сказать между нами, я считаю более 50% за то, что в конце концов о. Гр. окажется в Серг<иевском> подв<орье> и м. б. моим настоятелем, если осуществятся одни предположения и не осуществятся другие. Но м. б. я слишком

227

 

дерзновенно проникаю в будущее и во владычную психологию. Я же предпочитаю смотреть действительности в глаза, чтобы не растеряться. Но мне, конечно, легче, чем Вам, п. ч. есть куда уйти – в область мысли, созерцания, своей собственной работы и <нрзб.> к инославным христианам (я не говорю, что само собой разумеется, т. е. к автору). Конечно, Вы это «уйти» поймете правильно, т. е. психологически, а не догматически. Очень тяжелые вести идут из России, даже кроме печатных. Об о. Павле сначала прошел слух, что он умер. Я проверял, хотя и не верил. Слух опровергнут, но его материальное положение за последнее время ухудшилось. Из Вашего письма вижу, что Вас теперь ждут на епархиальное собрание, после которого предполагаю отсюда смыться. Тем не менее надеюсь так или иначе увидаться с Вами в течение лета. Господь да благословит Вашу семью. Знаю, что вы имеете переписку с Ел. Ив.

об ее протеже, оч. достойном, как Вы, вероятно, и заметили. Прошу передать прилагаемую записку Т. Вл.

Любящий Вас прот. С. Булгаков.

P.S. Очень жалею, что Вы не были на съезде православной культуры. Конечно, он может иметь сейчас лишь демонстративное значение, но демонстрации нужной и важной.

 

 

08.VI.1933.

Возлюбленный о Господе о. Александр!

Мне было, конечно, особенно дорого Ваше слово дружбы и любви в день 15-летия со дня моего рукоположения, превращенный друзьями моими в своего рода «юбилей», потому что мы связаны не только личной дружбой, но и прошлым – Москвой, и в частности любовью к нашему общему другу о. Павлу, который не только присутствовал при моем рукоположении, но и учил меня служить и совершал со мной первые литургии. Сердце сжимается при мысли о том, что тиски советской жизни лишают практически его священства, хотя я по-прежнему сохранил веру в него и думаю, что если бы мы встретились, то до конца друг друга поняли. Мы же здесь невозбранно священствуем не в силу исповеднического подвига, но лишь по милости Божией и снисхождении к нашей немощи. Но будем эту милость принимать в смирении и благодарении, как я принял и Ваш привет. Я сразу не

228

 

заметил, что Вы хотите его оглашения, и оставил его у себя, а после не пожалел, п. ч. Вы взяли там столь высокую ноту, что было трудно ей соответствовать.

Обнимаю Вас. Передайте Т. В. и деткам мой привет и благословение.

Не сообщите ли Вы мне адрес той деревни невдалеке от Парижа, где Вы несколько лет назад отдыхали вместе с Там. Вл. И тогда это место очень хвалили за его красоту и дешевизну.

Любящий Вас прот. С. Булгаков

Не будете ли на епарх<иальном> съезде?

 

 

Открытка

09.VII.1930.

Дорогой о. Александр!

Только приехав сюда, могу хоть кратко отозваться на Ваши строки после кошмарного времени Епарх<иального> съезда. Надо ждать впереди много скорбей, трудностей и новой смуты, в которой сами же виноваты. Мне совсем не пришлось разговаривать с вл. В., только об общих делах. Судя по Вашему рассказу, я, конечно, Вам не не доверяю, но чувствую, как многое на обоих сторонах преувеличивается сторонниками, и вносится соблазн. Вообще же, как и желаю и себе, и Вам, нахожу, что надо оставаться собою во что бы то ни стало, но и нести свой крест <нрзб.> ни в какое коварство, в чем да поможет нам Всемудрость Божия.

Любящий Вас пр. С. Б.

Я желал бы видеть Вас работником Движения, но нахожу, что при данных условиях предложение принять нельзя.

 

Открытка

12.IV.1933

Христос воскресе. Приветствую дорогих о. Александра, Тамару Вл. со чада их со Светлым праздником, шлю любовь и благопожелания. Бесконечный должник Ваш по переписке, но ныне все простим и друг друга обымем. Поздравляю и с новым назначением в храме, что было для нас радостью. Преданный Вам

Пр. С. Б.

229

 

Открытка

12/25.VII.1933.

Дорогой о. Александр!

Приветствую Вас со днем Вашего рукоположения и делаю это с особым удовлетворением ввиду того, что Вы теперь имеете священническое место. Конечно, это много меньше того, что нужно, но приходится довольствоваться хоть немногим. Грустно было, что Вас не было на съезде. Кроме того, что всегда бывает и чего ради не следовало приезжать, было несколько пастырских и более жизненных и нужных встреч. Да и вообще личные встречи и общение нужны. У меня лично снова были тяжелые, чтобы не сказать безнадежные, впечатления от епископата, кроме м<итрополита>, который, пока жив, дает жить другим, это не ново, но от того не менее страшно, приходится смотреть в лицо и трагедии.

Я отдыхаю в глуши эльзасской деревни, здесь уютно и уединенно. Стараюсь работать, поскольку слушаются старые мозги, неизвестно откуда прошел слух о смерти о. Павла. Я не верю, мне из Москвы об этом непременно написали бы, тем не менее послал запрос. А вот известно ли Вам, что В. Свентицкий17 действ<ительно> умер в ссылке в Сибири, и будто бы перед смертью примирился с м<итрополитом> Сергием?

Желаю Вам священствовать многие лета, шлю привет и благословение Там. Вл. и всем чадам. Обнимаю.

Любящий Вас прот. С. Булгаков.

_________________________

17 Валентин Павлович Свенцицкий (1881, Казань – 1931, Канск, Восточно-Сибирский край), протоиерей, проповедник, христианский мыслитель, писатель и богослов, деятель Иосифлянского движения. Был членом Московского религиозно-философского общества. Перед смертью примирился с митрополитом Сергием.

230

 

 

 

Поделиться в социальных сетях: