Вестник РХД № 3 (170) 1994

 

Письма к Л. и В. Зандер

 

1

[открытка]

+

18.II/3.III. 1925. Прага.

 

Дорогой Лев Александрович!

Поздравляю Вас со днем Вашего тезоименинства, Вал. Ал. с дорогим именинником. От празднования имени Вас укрывает Первая седмица в[еликого] поста, и потому не посетуйте, что я поздравляю Вас через письмо.

Сейчас весь день состоит из богослужений, все остальное лишь перерыв между ними. В четверг и до субботы отправляюсь служить в Збраслав.

Благословляю и привет.

Молитвенно Ваш

Прот. С. Булгаков

_____________________

Лев Александрович Зандер (1893-1964), философ, богослов, один из секретарей РСХД, ученик о. Сергия Булгакова, автор двухтомной о нем работы. Его жена, Валентина Александровна, рожденная Калашникова (1894-1989), дочь отца Александра Калашникова, крупного банковского деятеля, ставшего в эмиграции священником и бывшего в Париже духовным отцом о. Сергия Булгакова. Основная часть этой переписки была опубликована В.А. Зандер с комментариями в № 101-102 «Вестника РХД». Однако ряд писем не вошел в эту публикацию: их мы и предлагаем вниманию читателей.

73

 

2

[открытка]

+

4.III.1928

Royat

«Привет из Руайа»

Дорогой Лев Александрович]

надеюсь, что здоровье В. А. Вас продолжает утешать, — ей привет. Не забудьте фотографии моей и общей. Из этой открытки можете вообразить приятности моей жизни, потому что в этом парке принужден появляться и я (вместе с многими [неразб.]). Вообще же все благополучно, лечусь во всю. Благословляю. Привет всем в подворьи.

Пр. С. Б.

 

 

3

[Бланк гостиницы с се изображением.

Приписка рукою о. Сергия: — прот. С. Б-в (10 эт)]

+

10.Х. 1934

Claridge

Atlantic City

Строителям выставки: Л.А. Зандерову,

В.А. Куликову и Ю.Н. Рейтлингеровой, радоватися!

Прибыв в сей океанический град1 и взлетев в высоту, я немедленно спустился в сверх-здание конвокации (на 40 000 перс.), где в одном уголке, благоприятно по

74

 

ряду соседств и обстоятельств расположенному, уже кипела работа по развертыванию выставки. Работали все утро (и продолжают теперь: 4 ч.). Пав. Фр.,2 Стелла Фом. (которая сияет и от русской работы, и от меня) и еще одна русская дама. Работа спорится, быстро и хорошо, единственная трудность та, что столы оказались не деревянные, а из картона под дерево, гвоздя путного нельзя вбить, однако справляются. Работающие очень довольны и даже горды своей выставкой, и, действительно, выходит хорошо. Заходящия и заходящие обранивают замечания, которые мне сейчас же передаются, что это будет интереснейшая выставка, как хорошо и проч. И, действительно, выглядит хорошо, особенно по сравнению с окружающими, безвкусными и беспомощными до жалости, или какими-то лавочками или формально сделанными плакатами, так что даже самая слабая сторона выставки — мелкость фотографий — не отличается от других в худую сторону. Сейчас я иду — будет общее освящение всех выставок, — я буду освящать свою. Рядом с нами трогательнейшие сестры китайской миссии выставили безвкуснейшую пестроту облачений. Далее в таком же роде церк. принадлежности. Напротив большой зал церк. архитектуры (там план и картины N.Y. собора St. John Divine, где я проповедовал и др.), просто развешаны по стенам картины, нам аттракция, но не конкуренция. Все это, конечно, будет фотографироваться для журналов. Одно горе: до сих пор не получил книги (вероятно, лежат в таможне), и будем открывать с пустыми столами. Пав. Фр. воодушевился и думает о том, чтобы везти выставку по местам дальнейшего моего следования. Ст. Фом. оказывает восторженную и любящую помощь. Конечно, все эти одобрения воспринимаю с радостью в сердце об исполнителях — 10.Х.

Сегодня открывается конвокация. Выставка посещается хорошо и с интересом. Бойко раскупаются фото-

75

 

графии, и, может быть, жаль, что нечего продавать (иконок). На открытии было до 40 000 народа. Я забыл упомянуть, что здесь существует предположение издать религ. листки с англо-русским текстом en regard (значит, текст на половину сокративши). Но самый интересный экспонат есть, конечно, я сам, п[отому] ч[то] меня все видели во время процессии, и при встрече ласково улыбаются, жмут руку и т.п. — très exotique.

Благословляю всех

Пр. С. Б.

_________________________________

1. Поездка в Соединенные Штаты на Генеральную конвенцию Американской Епископальной Церкви для свидетельства о Православии и с целью сбора денег для Сергиевского Богословского Института описана в дневнике, опубликованном в «Автобиографических Заметках», YMCA-Press, 2-ое изд., 1991, стр. 120-135.

2. Павел Францевич Андерсон, сотрудник американской YMCA, большой друг Православия, один из создателей издательства ИМКА-ПРЕСС. См. его книгу воспоминаний: «No East or West», YMCA-Press, 1985.

 

 

4

+

16.Х.1934

Льву Ал. Зандеру и Львице его

Дорогие Львица и Лев!

Привет Вам из заатлантической страны, с атлантического берега и Атлантического города, коего я являю собой достопримечательность, экспонат на выставке. Если бы Вы видели, с каким невинно-детским видом ко мне подходят, чтобы пожать мне руку и меня посмотреть, то Вы или умилились бы простоте сердца, или возмутились бы простотой ума. Но в действительности ко мне очень хорошее и почтительное отношение, а официально я здесь на архиерейском положении, чему содействует длинная ряса (как здесь архиерейское облачение): в процессии шел с архиереями, за обедом за архиерейским столом и проч. Мое дело здесь — cultivation во всех видах, кроме моего собственного, — чтение лекций и проповеди, что было и будет в изобилии. Помощь П[авла] Фр[анцевича] и трогательной Ст. Фом. неоценима и незаменима. Как я уже писал в соборном письме на имя Юлии,1 киоск наш имел успех и один из лучших. Сегодня вечером от заведующих выставкой

76

 

предполагалась его кинематографическая съемка для архива, но почему-то отложили. Здесь оч[ень] хорошо. Погода прекрасная, и у самого синего моря. Конечно, меня не существует: с одной стороны, я весь ушел в пассивное восприятие впечатлений в ожидании, что это отстоится, а, во-вторых, раз уже себя отдал на это время cultivation, то и нечего рыпаться, вы это лучше меня знаете. В N.Y. уже сильно глотнул русского духа, колония принимала меня трогательно. Зубов П.Н. мне самоотверженно служит. Он оч[ень] мил и мне нравится. Я его пытаюсь растрясти в его благоустроенности, не знаю, насколько это удастся. С языком все еще испытываю трудности. Программа будет максимум, но утешаю себя, что по дороге в Канаду увижу и Ниагару. Вообще обращаюсь в детское состояние, соответствующее] характеру «этой страны». Некоторые эпизоды узнаете из газетных вырезок, посланных о. Кассиану.2

Сегодня вечером на конференции поет духовный хор негров, пойду послушать. Благословляю обоих и отсутствующую девочку. С любовью Ваш American дух. от.

Мой сердечный привет о. А., Е.К. и Наташе.3 Передайте мой привет Монпарнасу, в частности Ир. Вас. и Там. Ф.4 как Foreign office.

______________________

1. Юлия — сестра Иоанна Рейтлингер.

2. О. Кассиан, впоследствии епископ, известный библеист.

3. О. Александр Калашников — отец В.А. Зандер, его жена Евгения Константиновна и младшая дочь, ныне здравствующая Наталья Александровна Терентьева.

4. На бульваре Монпарнас находилась главная квартира Русского Студенческого Христианского Движения. Ирина Васильевна Перешнева и Тамара Федоровна Клепинина (урожд. Баймакова) были секретаршами по внешним делам.

 

 

5

+

25.VIII.35

Дорогая Валя!

Пишу тебе накануне отъезда в Париж, к празднику Успения. Как люблю я этот праздник, и не только «софиологически» и «мариологически», но и нутром, с

77

 

детства. Я был рожден и крещен под сенью храма преп. Сергия, где был главный придел Успения (наоборот, чем у нас), и этот праздник, как Пасха с весной, соединяется в моей памяти с осенью, холодеющими вечерами, астрами и резедой, всей поэзией ранней осени. И теперь она поет и плачет в осенней душе. Я хорошо отдохнул (и поработал, хотя и мало) и, пока здесь, чувствую себя здоровым. Спасибо тебе за твое, полное, по обычаю, поэзии и очарования, письмо. Я не знаю адреса Левы и не могу написать благодарность ему за его дорожное письмо. Меня всегда несказанно трогает его любовь и память, которую он проявляет ко мне в горах. Но, кажется, еще никогда не было это так замечательно, как в этом году. Как я люблю в нем эту любовь к горам и к природе, и эту потребность, и эту способность переживать горы, погружаться душой в красоту мира и чувствовать софийную ризу Божества. И, вместе с тем, сам я так люблю горы, что, если бы физически мог, сам бы ходил с ним, как ходил в юные годы. Читал это письмо Юле, Асе, читал бы каждому, кто мог бы слушать!

Исполать тебе за твое выступление. Я могу понять, как это нелегко, каким тяжелым усилием приходится преодолевать застенчивость, — сам я это постоянно переживаю, а тут еще женщине средь мужчин. Но ты делала дело Божие, и никто же знает, где и когда прорастает семя, им бросаемое в землю. Исповедовать догмат св. Троицы, да еще среди унитариев, это есть, конечно, милость Божия. И недаром тебя осенила икона св. Троицы. Эмпирически компания была, видимо, довольно таки трудная! С одной стороны, приправленный соусом бартианства библейский легализм, а с другой интерконфессионализм, персонализируемый Henriod, несмотря на всю его икуменическую полированность. Слава Богу, что это прошло, и ты возвратилась к своей Марии. Меня так бесконечно трогает, как Вы оба, и ты и Лева, ее любите, терпеливо и покорно относитесь к ее болезненности и ею радуетесь. Л.А. в своем письме касается своей непомерно тяжелой и неблагодарной работы, поездок с концертами, трений с

78

 

Денисовым и т.д. Конечно, это одна из ненормальностей всей нашей ненормальной жизни, что нам приходится нормальную часть бюджета добывать концертами, и для этого держать студентов-голоса. Не знаю, сумеет ли финансовый гений Л.А. найти что-л[ибо] взамен. Пока что, это уже получило значение экуменического дела.

Природа, среди которой я живу, тихая, скромная, ничем не выдающаяся. Зато есть поля, лесочки, речка. М[ожет] б[ыть], более могучей природы я сейчас и не был бы способен пережить, а эту принимаю с тихой благодарностью и смирением. За отсутствием адреса не могу написать непосредственно Л.А., а тебе пишу наугад, потому что ты адрес не повторяешь, а у меня под рукой его нет.

Благословляю Леву, тебя и Марию. Всегда помню в молитвах.

Любящий Вас пр. С. Б.

В каком же теперь ты находишься сане? Пастырском?

79

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях: