НАЗАД В ОГЛАВЛЕНИЕ

 

 

ГЛАВА II. Св. Иоанн Предтеча — проповедник покаяния

 

«В те дни (Мф. 3,1), когда наступило время явления Христа народу, явлен был ранее миру Предтеча. Он выступает внезапно из безвестности и сразу становится пророком-проповедником. Окончились годы приуготовительного подвига, молитвы, безмолвия, поста, богомыслия, и погружения в Слово Божие. — Предтеча был призван к своему служению: «бысть глагол Божии ко Иоанну Захариину сыну в пустыне» (Лк. 3, 2). О чем был глагол ῥῆμαБожий? Кроме общего призвания на служение проповеди покаяния, Иоанну была раскрыта тайна и его собственного призвания, как сам он свидетельствует по Евангелию от Иоанна: «Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым» (Ио. I. 33).

О проповеди Иоанна Крестителя согласно повествуют все три синоптические евангелиста (Мф. 3, 1-12; Мр. 1, 1-8; Лк. 3, 1-18), также и евангелист Иоанн Богослов (1, 15-17, 19-28). рассказ об этой проповеди вводится всеми евангелистами в прямое повествование о явлении Господа И. Христа, как «начало Евангелия» (Мр. 1, 1). И проповедь Предтечи, имеющая свое собственное значение и самостоятельное содержание, связана с его проповедничеством

63

 

о Грядущем, с самосвидетельством Предтечи, которое содержится у всех четырех евангелистов: «и проповедовал, говоря: идет за мною Сильнейший меня, у которого я недостоин наклонившись развязать ремень обуви Его. Я крестил водою, а Он будет крестить вас Духом Святым» (Мр. 1, 7-8; Мф. 3,11; Лк. 3,16, Ио. 1, 1,27). Проповедь Предтечи есть проповедь о Христе Грядущем: сам он весь влагается в это ожидание и сретение. И в свете этого ожидания следует понимать и всю проповедь, которая есть «приготовление путей Господу», согласно пророчеству Исаии, в свете коего изображают явление Предтечи все евангелисты и даже он сам (Ио. 1, З). Иоанн выступает в полном самосознании своего служения и своего призвания в качестве Предтечи. Уже предначинаются мессианские времена. Мир затих и насторожился, внемля глаголу вопиющего в пустыне. И так могуче, так потрясающе, так покоряюще было явление Предтечи, что к нему, в пустыню Иудейскую (Мф. 3.2), выходила вся страна Иудейская и Иерусалимляне (Мр. 1,5).

После трех веков, в которые молчало слово пророческое, загремело оно снова в пустыне Иорданской. И это слово было о покаянии μετανοια: «покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие» (Мф. 3, 2), тоже самое слово, с которого началась проповедь и самого Христа (Мф. 4, 17). Явление Предтечи уже предначинает Царствие Божие, говорит о нем также как и явление самого Царя: оба плана сливаются вместе, в одно событие.

Предтеча, возвещая о Том, Кто содержит в себе исполнение всех чаяний Израиля, и, применяя к себе пророчества Исаиины об этом царстве, сам говорит, однако о покаянии, как основном изменении мыслей и чувств. Это было тем существенным приуготовлением человеческих душ, без которого невозможно было пришествие Мессии.

Для этого в мир и был послан Предтеча — «при-

64

 

готовить путь Господу, прямыми сделать стези его» (Ис. 40,3 — Мф. 3,3 — Мр. 1, 3 — Лк. 3,4).

Царствие Божие, которое приблизилось с Христом миру, в такой мере отличалось от земных иудейских представлений, что должна была совершиться μετανοια. Это изменение должно было коснуться не только мнений, но и дел, не только верований, но и практического поведения. «Сотворите достойный плод покаяния» (Мф. 3,8 — Лк. 3,8). Пред лицом нового завета, приближающегося к людям, теряет свое значение ветхозаветное преимущество избранного народа, «сынов Авраамовых», которым кичились и которое считали решающим для спасения Иудеи: «и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может и из камней воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3,9 — Лк. 3,8).

Евангелие лишь обозначает предмет, содержание и устремление проповеди Иоанновой: «покайтеся», но, конечно, не излагает самой проповеди, ее пламенных, побеждающих и потрясающих глаголов. Это ненужно в целях евангелиста, который лишь замечает кратко: «многое и другое благовествовал он народу, поучая его» (Лк. 3, 18). Однако нужно остановиться и на этом немногом, на тех частностях, которые сохранены Евангелием из проповеди Иоанна. По Евангелию от Матфея и Луки, он произносил прещения и угрозы на тех (фарисеев и саддукеев), в которых не было истинного покаяния, хотя они шли к нему креститься. «Порождение ехидн! кто научил вас бежать от грядущего гнева? уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Мф. 3,4-10 — Лк. 3,7,7). «Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, и потом сожжет огнем неугасимым». (Мф. 3,12). В этих апокалиптических образах, выраженных с силою пророческою, выражается общая мысль о приближающемся суде: «ныне суд миру сему» (Ио. 12,

65

 

31). Еще новые черты проповеди Иоанна, применительно к разным положениям, содержатся в Евангелии от Луки: «и спрашивал его народ: что же нам делать? он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай тоже. Пришли и мытари креститься и сказали ему: учитель, что нам делать? Он отвечал им: ничего не требуйте, более определенного вам. Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованием» (Лк. 3,10-14). Эти простые и жизненные ответы показывают нам Иоанна Крестителя как одного из пророков, обычно преследовавших в числе других целей и нравственное исправление и улучшение нравов. В известных пределах Иоанн не уклоняется от роли учителя жизни, равви. Вместе с тем эти вопросы показывают и степень влияния его на разные слои населения и силу произведенного им впечатления. От слов его расплавлялись сердца, люди приходили в движение и снимались с мест своих, в исканиях и предчувствиях. Покаяние приводило к исканию новой жизни. Они устремлялись на нового и великого пророка, «народ был в ожидании и все помышляли в сердцах своих об Иоанне, не Христос ли он» (Лк. 3, 12). А он отклонял это ожидание, указуя на Сильнейшего его, грядущего за ним. В этих сжатых и скупых словах Евангелия еще раз свидетельствуется подвиг Предтечи, — его самоотверженное смирение. Сколь велико было искушение для греховного человеческого естества с его себялюбием и гордостью отнести к себе, задержать на себе не пропуская хотя один луч той славы и влияния, которые излучал Предтеча в своей проповеди, и как тяжелы и непоправимы были бы последствия того. Жизнь и проповедь, дело Предтечи, входят в служение Господа И. Христа как его пролог, его составная и неотъемлемая часть, подобно тому как в него входит, хотя и в своем особом смысле, жизнь и подвиг Богоматери.

66

 

Здесь все должно быть свободно от всякого приражения греха и искушения, все безупречно, совершенно и безошибочно. И как в Назаретской горнице решались судьбы мира в ответе Девы Марии на благовестие архангела, так и в пустыне Иорданской в самосознании Предтечи при вопросах: не Христос ли он (Ио. 1,19-20), в его ответах, в сокровенных движениях его сердца решался тот же вопрос: готов ли мир к приятию Христа, может ли Он явиться народу, или же — страшно сказать — мир не примет уже родившегося Христа? Иоанн был представителем всего человеческого рода, в его сердце решалась человеческая судьба. И для возможного, единственно благоприятного решения, для некоего абсолютного ответа и самоопределения, необходима была чистота и святость подвига Иоаннова. И Предтеча Христов устоял на высоте своего призвания. То, что нам кажется в схематическом и кратком изложении естественным и как бы само собою разумеющимся, в действительности означает, Что над Иоанном не имели никакой силы Искушения, неизбежные в его положении для всякого другого человека. Предтеча разрешил свою задачу совершенным образом.

67

 

 

НАЗАД В ОГЛАВЛЕНИЕ

 

 

 

Поделиться в социальных сетях:

Случайное фото

  • Эдинбург 1937
  • Описание:

    Общее фото

Наши друзья

Свято-Никольский мужской монастырь в Гомеле

СмертиНЕТ.ру - форум для людей, переживающих потерю близких

Университет Фрибурга - Факультет теологии - Научно-исследовательский центр Сергия Булгакова