Из книги: прот. Сергий Булгаков «Слова. Поучения. Беседы»

YMCA-PRESS 1987

  

Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына своего единородного...

чтобы мир спасен был через Него.

(Ио. 3, 16-17)

...Пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где

родившийся Царь Иудейский? Ибо мы видели

звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему.

(Мф. 2, 1-2)

 

Как сретает ныне мир рождающегося Царя Иудейского? Видит ли и он звезду Его на востоке, устремляется ли поклониться Ему? Или же, напротив, вслед за Иродом и всем встревоженным его окружением (Мф.2,3), хочет упразднить и самую память о Нем, в презрительном равнодушии железного Рима, в самоупоении мудрости века сего? Прошли уже многие века, и еще одна миновала година, но ближе ли стало, ощутимее ли умам и сердцам человеческим пришествие в мир Сына Божия? И как будто единственный ответ на это дается кровавым пиром душезлобного мира, раздираемого междоусобицей, и дымом смертоносных орудий сокрывается звезда вифлеемская. Не ангельская песнь о мире и благоволении в человеках слышится в мире, но лишь громко звучат призывы войны, ее вопли и стоны. Хладная ночь леденит сердца, и в душах родится невольное вопрошание: сохраняется ли в человечестве сила совершившегося, — скоро уже две

109

 

тысячи лет назад, — в Вифлееме Иудейском? Не тщетным ли осталось пришествие Бога на землю, от которой Он снова на небо вознесся? Не излишним ли может показаться ныне и самое празднование Рождества Христова.

Но это-то и была бы победа Ирода, а вместе с ним и князя мира сего, если бы победили в нас испуг и малодушие, если бы дрогнула наша вера в Родившегося в Вифлееме, Царя Иудейского. Пусть не в силе и славе, а в бессилии и уничижении Он предстает миру. Но таково только и может быть явление на земле Бога-Любви: в бессловесии Слова, в молчании младенческом, в сокровенности пещеры скотьей. Так предстает пред нами величие Божие, пред которым изничтожаются кичливые притязания земного самовозвеличения.

Все убожество скотьих яслей, земное бессилие в пещере сокрываемого Божественного Младенца, бегство в Египет ради спасения жизни, все это говорит сердцу громогласнее и незаглушимее, чем земные громы и человеческие вопли. Пещера светоноснее, чем земные палаты. И ныне, во святую ночь Христова Рождества, как и тогда, тишиною молчания свидетельствуется несокрушимая сила побеждающего всех князей мира Царя Иудейского. Не на полях браней, но в пещере Вифлеемской и на Голгофе Иерусалимской навсегда поражены насильники и "погашена смерть победой” (Ис. 25,8). "Смерть! где твое жало? Ад! где твоя победа?!” (Ос. 13,14- 1 Кос 15,54).

Сменяются волны человеческой жизни, проносятся ее ураганы. Отходят в невозвратимое прошлое, чтобы предаться забвению, носители человеческой славы и земного величия, мудрецы и завоеватели, властители и законодатели, один за другим поочередно притязавшие и притязающие на мировластие. Но перед лицом этого всеобщего забвения остается непобежденной и непобедимой лишь кроткая сила лежащего в яслях младенца, Его истинная власть над миром, царственная держава в руках Младенческих... Пусть она пребывает еще в сокровенности. В полноту времен она откроется для всего

110

 

мира, как уж открывается в сердцах наших и ныне. Некогда приидет Он в мир наш как Царь царствующих и Господь господствующих, и пред Ним преклонится всякое колено небесных, земных и преисподних...

Пусть и доселе мир глумится над победным торжеством нашей веры и посмеивается над ее безумием. Ибо торжество наше не есть человеческое, как и наша победа. Оно имеет в себе ту силу убедительности и самоочевидности, которой не дано достигнуть человеческому величию, сколько бы оно того ни искало. Созерцание духовное звезды вифлеемской есть праздник и торжество нашей веры. Вера же рождается от любви и рождает ее же. Можно ли любить силу, порождающую страх, приводящую пред собою в трепет, леденящую сердца своею жестокостью? Нет. Можно любить только любовь, ныне в яслях предлежащую, явленную в смирении Бога. Любовь есть сила единственно достопоклоняемая, ей и только ей одной принадлежит и власть, и величие, и победа, всегда — как и ныне — побеждающая мир. Посему наше сердце расширяется и трепещет победным торжеством, познавая истину жизни, явленную восточным мудрецам, Премудрость Божию, воплотившуюся и вочеловечившуюся. Для ясновидения любви и ведения веры торжество наше остается и ныне то же, как и в протекшие века. Оно даже не меньше, но больше, чем когда-либо прежде. Ибо власть мира ярится все более, все крикливее раздаются ее голоса, все обнаженнее предстают притязания повелевать человеческими душами. Все острее князь мира сего требует себе поклонения. Но слышанию веры Все торжественнее и победнее звучат в небесах гласы ангельские. Они воспевают Царя Небесного, Богочеловека, в яслях почивающего, на кресте распятого, одесную Отца в небесах сидящего и паки грядущего со славою. Аминь.

В день Рождества Христова. 1940 г.

 

111

Поделиться в социальных сетях: