Из книги: прот. Сергий Булгаков «Слова. Поучения. Беседы»

YMCA-PRESS 1987

  

Есть священные времена и сроки церковного года. Есть особая благодать этих времен. Мы это испытываем или сознательно, или бессознательно. Иное — воздух буден или воздух воскресенья, иное — воздух Рождества, поста, Пасхи. Когда душа приближается к посту, она светлеет и радуется. Мы, которые незаслуженно имели счастье провести детские годы на родине, в земле обетованной, вспоминаем, как мы проводили там пост; вспоминаем разрешающуюся зиму, раннюю весну, звон колоколов... Нам было естественно блюсти пост, вся жизнь прислушивалась к этим редким великопостным звонам. А еще в большей и дальней выси христианской жизни на Великий пост закрывались монастыри и подвижники уходили в пустыню. Пост проводили в молитвенном созерцании и стоянии.

А мы? Мы, живущие здесь, на Подворье, по милости Божьей, имеем возможность проводить пост надлежащим образом, но вы все, находящиеся в земле изгнания, не имеете этой возможности. Вам, чтобы вдохнуть этот воздух поста, нужны особые мысли и усилия. А тем, кто остался на родине, где нагло торжествует богоборчество, — еще труднее.

Нам нужно нести Великий пост в своем сердце, он состоит не только в соблюдении поста и в церковных службах. Сегодняшний евангельский текст (Мт. 6,14-21) отвечает на это. Господь предвидел времена, когда нельзя и немудро внешне поститься, но да будет сердце наше открыто, да вольется

191

 

в него благодать поста. Те, кто постится, пусть не осуждают тех, кто не постится. Соблюдите, что можно, главное — не должно быть неумеренности. Если вы уже заранее решили, что пост неисполним — это неправильно. Невоздержание — есть поругание поста. Для всех неустраним и обязателен закон прощения, воля Божия о прощении. В молитве Господней: и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим — ”якоже” не означает "также”, но ”поскольку”. Это закон Божий и внутренняя необходимость. Может, и не нужно просить не наказывать за грехи, мы просим не об этом, а о прощении, о примирении с Богом, чтобы мы обновились. Можем ли мы приять Божье прощение, если мы сами не прощаем, если мы этого не можем вместить? Тогда это будет нам лишь ”в суд и во осуждение”.

Наша греховная природа подобна животной, где царит гнев и истребление. Мы должны сделать великое усилие — Бог хочет от нас противоестественного, да мы и находимся в противоестественном состоянии.

Мы думаем иногда, что прощение есть примирение со злом, но это не так. Именно, кто безразличен — тому легко простить.

Господь обличал фарисеев, Ирода, молился за распинающих. Это показывает, что можно быть непримиримым и прощать, но надо не носить зло в сердце своем, не иметь чувства мстительности, надо отделять зло от себя. Все мы нуждаемся в прощении, взгляните в свою совесть — мы все беспредельно друг перед другом виноваты, но мы это увидим лишь некогда в свете совести. Чтобы сегодняшний обряд прощения не был лишь обрядом, надо осознать себя — сегодня память изгнания из рая: ”И седе Адам противу рая, взывая...” Надо почувствовать себя изгнанным из рая. Рай — это наше сокровище, потерянный рай, который нам дано искать и обрести.

Милосердый Господи, помилуй нас, падших!

 

Прощеное воскресенье. 26 февраля 1933 г.

 

192

Поделиться в социальных сетях: