Из книги: прот. Сергий Булгаков «Слова. Поучения. Беседы»

YMCA-PRESS 1987

 

Днесь спасения нашего главизна

и еже от века таинства явление.

 

Голубой свод объемлет темную землю, и в его прозрачной глубине горят небесные светы. И есть голубое небо в душе Божьего творения, в которой сияет Свет, просвещая каждого человека, грядущего в мир. В дни Богородицы облекаются храмы в голубые ризы, и души людские источают лазурь, принося ее к ногам Богоматери, под Ее небесный покров, во славу Приснодевы.

Бесконечное мировое пространство, пустотой своей являющее то небытие, из которого воззван к бытию мир Всемогущим, до глубины пронизывается Его светом. Оно приемлет в себя и сохраняет огустевающий свет, темная пустота небытия облекается в небесную лазурь, бесцветность облекается цветом. Голубая глубина неба есть прямой образ Божия творения: не-сущее приняло свет бытия, зиждительное Слово, и ничто стало миром, творением Божьим, на нем почиет любовь Божия, в него изливаются благодатные лучи. Она есть образ благодатного просвещения твари, того обожения, силой которого ничтожество твари облекается лепотой Божественной Славы. И в этой огустевшей, уплотнившейся синеве загораются светила, зажженные от единого Света светов. Голубой свет небес знаменует Божье снисхождение к миру, приятие творением Божьих даров, встречу Бога с тварью. Мир содержится силою Божьею, и непрестанно

209

 

струятся в него потоки божественной любви. Мир создан ради человека, человек же создан к обожению. И все, в жизни мира совершающееся, имеет значение как приуготовление к полному облагодатствованию человека. Но эта полнота исполнилась, облагодатствование осуществилось в тот день и час, когда послан был с небесе архангел к Благодатной с вестью Боговоплощения, когда на голубом покрове сверкнула райская белизна небожителя, когда весть Благовещения была услышана и принята Благословенной. Тогда исполнилось изначала предустановленное — еже от века таинства явление: Дух Святой нисшел на человека в лице Пречистой, и Сила Вышнего, Слово Божие, осенило Ее, в Нее вселившись. Лествица между небом и землей установилась, человек получил силу стать богом по благодати, ибо в чреве Благодатной зачался Богочеловек.

Благовещение, спасения нашего главизна, является и началом Богоявления, ибо в нем предоткрывается спасительное действие всей св.Троицы через посылаемого от Отца Духа Святого, зачатие от Девы Сына Божия. Сей день является предварением и св. Пятидесятницы, ибо творение в лице Благодатной удостоилось в нем приятия Духа Святого, - не только в зримом образе голубине или в видении огненных языков, но в ощутительном действии богозачатия. Тот день явил собой и силу Боговоплощения, ибо Мария стала Матерью Бога, Господа нашего Иисуса Христа. К Благовещению от создания мира предназначена была тварь, его ждала она и жаждала. Его восхотел для нее всеблагий Бог, от века приявший в божественном совете Своем сотворение человека по образу Своему и подобию. Грехопадением Адама и Евы потерян был прямой путь к нему, изменился его образ, однако любовь Божия не могла обессилиться человеческой немощью. В раю после грехопадения изрек Господь слово о той Жене, семя от Коей сотрет главу змия. Слово сие есть определение Божие, сила, вложенная в мир и человека Господом. С тех

210

 

пор человек и мир весь стали ожидать явления дивной Жены сей. Сам Бог премудрым избранием и благодатным водительством избранных Своих верной стезей вел людей навстречу Благовещению. Прошли тысячи лет, пока приблизился род человеческий к дню исполнения, и на древе человеческого рода от предизбранной его ветви воссиял цвет райского насаждения. Безвестный Назарет Галилейский вместил предизбранную Деву, имя же Деве: Мария (Лк. 1,27). Мир исполнял свое предначертание, человеческий род достиг своего цветения, Господь возрастил богоносную отрасль в вертограде Своем, на земле явилась Та, Которая "обрела благодать у Бога” (Лк. 1,30), достойная встретить благовествующего архангела. В шестой месяц после зачатия Предтечи, уже вступившего в мир провозвестником Христа, послан был Гавриил "войти к Ней” (Лк. 1,28), рещи благодатную весть. Однако ту весть еще надлежало принять и услышать человеку. Нерушимо Господь чтит свободу твари, посему и Благовещение было обращено к сей свободе, силою ее оно могло быть принято или не принято, услышано или не услышано, ответ предваряется вопросом, благая весть от Бога ждет исполнения в человеке. Никакое создание ни на земле, ни на небе не способно было дать нужный ответ, приять весть Благовещения, токмо одна Дева Мария, ни к кому, кроме Нее, она не была и не могла быть обращенной. Когда обратился к Ней со словом архангел, пришло время решения судеб человеческих, судеб всего творения. В это мгновение, составляющее сердцевину человеческого времени, вечные судьбы человека определялись решением Вопрошаемой, незримым движением сердца, хотением воли Ее. Древле Адамом и Евой решались судьбы человеческого рода, им дано было послушанием заповеди удержаться на пути прямого движения к богосыновству или отвратиться от него в грехопадении. Ныне новой Еве — Марии, Ее человеческому самоопределению дано было принять или отвергнуть боговоплощение: то, что предвечно решено в

211

 

небесах, должно исполниться и на земле. Не было и не могло наступить в жизни мира другого мгновения более решающего. Благовещение есть предельное и окончательное явление любви Божией к миру, Божьего снисхождения, но в нем же осуществилось и предельное и окончательное уважение Божие к творению в его свободе. Боговоплощение могло явиться только свободным и любящим богоприятием. Творец испрашивает на то согласие у твари, ищет в ней воли к боговоплощению. Архангелу устами Марии ответствует человеческий род, как и ветхий Адам вкупе с древнею Евой за весь род свой отвечал искусителю. В Ней, Благодатной, сосредотачивается вся сила и вся воля человека к богоприятию, вся его возможность. Но при этом нерушимой остается свобода выбора или склонения воли в ту или другую сторону, как дана была она Адаму и Еве в час искушения. Благодатная была подготовлена к этому часу всеми духовными дарами, которые только способна приять человеческая природа, как в богоугодной жизни всех предков Ее, так и в собственной Ее богопосвященной жизни. Но благодать не насилует человека, не поражает его свободу, а для нее остается наличной возможность соблазнов и искушений, которыми пытался искушать сатана Самого Единородного Сына Божия. Пречистая неблазненно прияла благую весть, Благовещение исполнилось, соединение небесного и земного, божественного и тварного, обожения человеческого естества и вочеловечение Божества совершилось. И тогда отыде от Нее ангел (Лк. 1,38), и Дева Мария с того часа стала Матерью Господа (Лк. 1,43) .

Согласно преданию, входящий архангел застал Марию размышляющей над пророчеством Исаии о рождестве Эммануила от Девы (Ио.7,4). В великом смирении Своем Она помышляла о том, сколь блаженна последняя служанка сей дивной Жены, желая быть ею и через это приобщиться к великому таинству. Господь внял голосу Ее сердца, призрел на смирение рабы Своея (Лк. 1,48). Решимость

212

 

отдать себя безраздельно на служение боговоплощению горела в Ее сердце небесным огнем, движение навстречу Благовещению совершилось в духе Ее, когда слуха Ее коснулось ангельское приветствие. Она была смущена не явлением ангельским, как смущались им мужи ветхозаветные, ибо, пребывая при храме, находилась в общении ангельском и, конечно, ведала язык ангельский. Но Она "видевши смутися о словеси его” (Лк. 1,29), потому что таково было его приветствие, еще не слышанное ни одним человеческим существом, никаким творением: "радуйся, облагодатствованная, Господь с Тобою” (Лк. 1,28). И усилием смиренномудрия Своего Она хотела проникнуть в сокровенный смысл этих слов, "размышляя, каково будет целование сие” (Лк. 1,29), что именно оно означает. То был Ее молчаливый ответный вопрос архангелу, и на него тотчас же последовал ответ: (Лк. 1,30-33). Архангел уже неприкровенно, въяве свидетельствует Ей, что Она Сама и есть та избранница, которой Она хотела только служить, ибо Она Сама во чреве приемлет и родит Сына. И весть о зачатии сопровождается здесь же священным именованием: ”наречеши Имя Ему: Иисус”, — великое, страшное и сладчайшее Имя, пред Которым преклоняется всякое колено небесных, земных и преисподних, которым творятся знамения и чудеса, и спасается мир. Имя, как духовное семя зачатия, названо в вести о богозачатии. О Рождающемся говорится архангелом то, что читалось прилежно Марией в пророчествах, глаголанных Духом Святым, — древние Исаия, Даниил и Иезекииль и Михей с другими пророками раскрывают в слове архангела хартии, в коих начертана благая весть, ныне исполняемая. И Дева Мария поняла и приняла издавна ведомое содержание вести архангела, о нем Она уже не вопрошает, когда снова ответствует вопросом: ”како будет сие, идеже мужа не знаю?” (Лк. 1,34). Тайна бессемейного зачатия и безмужнего рождения от Духа Свята, недоведомая и ангелам, безусловно

213

 

превышает меру человеческого разумения, и даже Ей, совершительнице этого таинства, она могла быть открыта только теперь, в час исполнения. Для Девы Марии незыблемым законом жизни было Ее приснодевство, Она не видела от него отступления, но неотъемлемым же законом человеческого естества было и рождение через мужа. Посему неумолимо подымается этот недоуменный вопрос: как будет это? Здесь не маловерие и не отрицание, но недоумение самой человеческой природы, не ведающей сверхчеловеческого, божественного зачатия, и вместе с тем это уже прямой вопрос о Деве-Матери, пророчествованной Исаиею. И теперь ангел ответствует прямым же раскрытием тайны боговоплощения, которая есть вместе и тайна пресв. Троицы, — Духа Святого, сходящего на Марию, Сына, рождаемого от Нее, и Отца, предвечно рождающего Сына и изводящего Духа Святого. ”Дух Святой найдет на Тя и Сила Вышняго осенит Тя: темже и рождаемое свято наречется Сын Божий” (Лк. 1,35). И в подтверждение сего, возможного у Бога, хотя и невозможного для человека, архангел сообщает Ей тайну зачатия Предтечи ”от Елисаветы, нарицаемой неплоды, яко не изнеможет у Бога всяк глагол” (Лк. 1,36-37). Благовещение, как раскрытие благой вести о человеке, совершилось, сказано от Бога все, и теперь наступило время ответа от человека. В этом ответе будут взвешены и определены судьбы всего мира, и содержится в сердце человеческого рода неисследимо значение этого уже последнего ответа. Был лишь один, единственно истинный ответ, который должна была избрать Пречистая из неисчислимых возможностей разных ответов. Все искушения человеческой природы — от ее немощи и ограниченности, от гордости и самообольщения — вставали здесь на пути, порождая эти возможности для всякого человека. И прежде всего искушение маловерия: разве легко человеческому естеству восхотеть веры в безмужнее рождение, не усомниться, что не изнеможет у Бога всяк глагол? Но и малейшего сомнения, почти неодолимого, было

214

 

достаточно, чтобы оказалась не принята благая весть, и не совершилось бы Благовещения. И далее, искушение гордости: если Денница возгордился близостью к Богу, не в силах явился перенести преизобильные дары свои и пал с неба, то сколь естественно было изнемочь и немощному человеческому естеству под тяжестью дара единственного сего избрания, ”без сравнения” превосходящего серафимское. Но достаточно было бы хотя только в незримом движении сердца обратить этот дар на себя, собой залюбоваться в нем, и благая весть не была бы уже принята, не совершилось бы Благовещения. И далее, искушение немощи: разве не естественно человеческому естеству хотеть для себя покоя и благополучия, отвергаясь страшного сего избрания, в котором вся жизнь есть подвиг самоотречения, крестный путь? Но достаточно было бы только в мыслях своих убояться подвига или восхотеть для себя самого преимуществ от своего служения, и благая весть не была бы принята, не совершилось бы Благовещение. Но оно совершилось. Ответ Марии оказался тем единственным истинным ответом, который соответствовал вопрошанию. Пречистая рекла: ”се раба Господня, да будет Ми по слову Твоему” (Лк. 1,36). Благая весть стала действительностью. Не может быть сказано больше, чем сказано в этих немногих словах, не может быть сказано вернее, точнее и кратче, с устранением всего лишнего, ненужного, несоответственного, нежели изглаголано Пречистою. Но Ею рекла и с Нею рекла это слово и радующаяся о Ней всякая тварь, ангельский собор и человеческий род, вместе со всей тварной природой, чутко приникающей и затаившейся в слышании тайны Благовещения (”птица гнезда не вьет” в этот день, по свидетельству русского православного народа). С Нею рекла и изрекает ныне и всякая человеческая душа, открывающаяся к приятию Святого Духа и обретению рождающегося Христа. Мария вся до конца отдала Себя Богу, Она стала вполне прозрачною для Духа Святого, открыта для Его вселения, для обожения

215

 

в Ней твари. И в огустевшей голубизне тварного неба воздвигся пренебесный престол Слова Божия, и чрево Марии бысть пространнейшее небес. И ”отыде от Нея ангел” (Лк. 1,38). Мир соделался иным после благовещения. Земля и небо, божеское и человеческое, расстоящиеся естества соединились, человек получил силу стать Богом по благодати, ибо Бог соделался человеком. Сотворение мира и человека впервые вполне осуществилось и внутренне закончилось. Дух Божий, носившийся над водами, низошел внутрь тварного естества, зачатие Сына Божия и Сына Человеческого совершилось. Днесь спасения нашего главизна и еже от века таинства явление.

1925 г.

 

216

Поделиться в социальных сетях: