Из книги: прот. Сергий Булгаков «Слова. Поучения. Беседы»

YMCA-PRESS 1987

  

(Ялтинский Новый Собор. Осень 1921 г.)

 

1-я беседа

 

Что есть молитва? Предстояние Богу, устремление к Богу, — ”Горé имеем сердца” — обращение к Богу, действенное состояние всего нашего существа — ума, сердца, воли. Не мысль только о Боге, не слово, не мечтательное волнение, но устремление к богожитию, к жизни с Богом и в Боге. В этом — главное значение молитвы, а без нее нет и веры. Великие святые суть великие и молитвенники. Из них святейший Господь был и первым великим молитвенником: молился всегда, но чаще уходил молиться на гору и молился ”обнощию” (так, накануне избрания учеников, в ночь Преображения, в Гефсиманскую ночь).

Если хотите знать духовную меру человека, надо знать его молитву. Как мы молимся: блуждание мыслей, рассеянность, холодность, леность, многословие, своекорыстие, маловерие?.. Господь учил молиться с полной верой (притча о неправедном судии), слова нагорной проповеди: просите и дастся вам. И поистине, всегда дается, даже если и не исполняется самая просьба, ибо самая молитва есть благо: "Всегда молитесь!”

Содержание молитвы: 1) славословие — вся природа, небесные силы славословят Бога, 2) благодарение — "благодарим Господа” — евхаристия, 3) прошение о всяких нуждах человеческих духа и тела.

389

 

Молитва всегда имеет содержание: человек       есть словесное существо, и слово соединяется здесь с сердечным движением и трудом молитвенным, и волевым устремлением. Бывают разные ступени молитвы: от прошения к созерцанию и восхищению (ап. Павел, вознесенный на третье небо и слышавший неизреченные глаголы). Но правильная молитва — дело непростое: "Не знаем, о чем молиться, как должно, но сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными” (Рим. 8,26). И сам Господь предваряет относительно многословия: "Молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны” (Мт. 6,7). Может быть и ложно направленная молитва, ведущая к ложным услаждениям, совершенная без надлежащего смирения и ведущая к духовному прельщению. Посему искусство молитвы есть труднейшее, и тем, кто непрестанно молится ”умным деланием”, надлежит искать руководителя-старца. Посему так дороги нам молитвенные правила угодников Божиих.

Святая Церковь имеет обширный вертоград благоуханных молитв, наитием Святого Духа осененных, на всякое время года, на всякую потребу. Бесценно это сокровище церковных богодухновенных молитв, которые знает Церковь, и безумны те, кто не ценит и отвергаются этого сокровища ради своих измышлений, как сектанты.

И однако каждый, как имеет свою судьбу, так и имеет свои нужды, и свою молитву, и он может творить ее рядом с церковной, блюдясь, однако, не быть, как язычники, в многословии своем или даже греховных прошениях своих. Однако чаще и естественнее не знает человек, как молиться, и просит научить его молиться, дать ему молитвенное правило.

Следует ли удивляться, если апостолы, уже в первые дни своего хождения с Учителем, видя Его непрестанную молитву и стремясь от Него научиться, слыша также о том, что Иоанн научил ей учеников, обратились к Господу

390

 

с просьбой ("Случилось, что когда Он в одном месте молился и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи, научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих”. Лк. 11,1). Ученики неоднократно обращались к Учителю с неисполненными просьбами, которые Он отвергал: то они просили попалить огнем непослушные города, то посадить одного одесную, второго ошуюю, то отречься от страдания. Но этой просьбе Господь внял, ибо сразу ответил: "Когда молитесь, говорите так”: Лк. 11,2 (согласно Мт.6,9, даже без особой просьбы, в нагорной проповеди сказал: "Молитесь же так”). И дал нам молитву Господню, - это драгоценное сокровище, чудо из чудес, это "сокращение всего Евангелия” (Тертуллиан). Как, вперяя взор в глубину неба, открываем все новые звезды, так нельзя постигнуть всего содержания божественной молитвы, которую истолковывали и будут истолковывать величайшие мужи духа, и от них и мы зажигаем робкую свечечку. Всеми вероисповеданиями благоговейно сохраняется молитва Господня. Она есть единственная общая молитва всего христианского мира. Кто ее отвергает, тот не молится вместе с Господом. На всяком молитвословии, частном и общем, читается или поется она, наипаче же при святой евхаристии, когда на святом престоле сам закланный Агнец и Научитель ее, окруженный тьмами херувимов, святыми. — (Пение Отче наш).

О т ч е. Господь выше имени и посему не исчерпывается никаким именем, а посему неисчислимы имена Его. Как назвать Его, как призвать Его, как обратиться к Нему. Изнемогает мысль и бессильно слово из бесконечности слов избрать Имя. И се слышится дерзновенно-сладчайшее: Отец. Если бы прийти к владыке вселенной с трепетом малости нашей, и вдруг узнать во всемогущем вседержителе — Отца, как научил нас Его Сын. Впервые в мире прозвучало это дивное имя Божие: Отец. На Синае, на Хориве Моисею было открыто в громе и молнии имя Иегова, а затем и ряд других

391

 

священных и великих имен Божиих: Адонаи, Цебаст, Святый Израилев и др., но не это дивное Имя. Его мог открыть и принести миру только Сын, пришедший открыть Отца. Предчувствие этого имени мелькало и в Ветхом Завете, и даже в язычестве (Зевс-Отец, Брама, Мардук), но здесь это омрачается грубыми антропоморфными представлениями.

Отец — прежде всего Того Сына, Который научил Его так называть: Бог-Отец Бога-Сына. От Него, по слову апостола, всякое отцовство человеческое. Мы слабо понимаем отцовство, ибо мы и отцы, и сыны, и братья, и притом отцовство у нас связано с рождением от плоти. Господь же есть Отец. Люди в сыне любят лучшее свое я, ему все отдают, в нем хотят видеть себя. Бог-Отец все предал, открыл, явил в возлюбленном Сыне, посему никто не знает Сына, кроме Отца, ни Отца кто знает, кроме Сына. И когда в мире явился Сын, явлен был и Отец. Сын Человеческий и братьев Своих по человечеству соделал сынами Божиими. Мы — род Божий и сыны Божии, если взываем к Богу: Отче. Какая радость подается, теплота, покой. Отец ваш небесный даст блага просящим у Него. Если довериться, что в небе слышащий нас Отец, какое спокойствие должно быть в сердце и какая к Нему любовь. Как же можем мы дерзать так Его именовать? 1) по рождению: весь мир создан словом Божиим и лишь человек сотворен, но в него вдунуто Богом дыхание жизни, частица Божества (Быт.2,7), Того убо и род есьмы... род убо суще Божий (Д. А. 17,29); по возрождению: когда Бог послал Сына Своего вочеловечиться, то Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу Имя Твое братии, посреде Церкви воспою Тя (Евр. 2,11-12). Сын усыновил падшего Адама, искупил его кровию Своею и возродил его новым рождением в крещении: даде им область чадом Божиим быти... которые... от Бога родились (Ио. 1,12-13). Бог есть Отец в силу отеческого попечения о роде человеческом, как оно раскрывается в Слове Божием. Но это сыновство должно быть возгреваемо подвигом, иначе гаснет в душе. Каковы должны

392

 

мы быть, предстоя Богу и призывая Его как Отца? Совместно ли с этим злобное, себялюбивое, низкое чувство? Разве неблагодарные, злые, мстительные, холодные могут быть сынами небесного Отца, родом Божиим, братиями Спасителя, изрекшего: братия Моя и Мать Моя суть творящие волю Божию.

 

 

 

2-ая беседа на молитву Отче наш

 

(Ялтинский Новый Собор. 31 октября 1921 г.)

 

Н а ш. Не Отче мой и не Отче их, но Отче наш. Мой обособляет: мой значит не твой, не его: отталкивание эгоизма, которое невозможно пред лицом Божиим: не любяй ближнего, как может любить Бога, как с холодным сердцем Ему молиться. Однако мой неустранимо из жизни и из молитвы, и первый пример — Господь Иисус Христос, который научил молитве Отче наш, Сам Он молился Отче Мой, если возможно, да мимоидет Меня чаша сия, и постоянно говорил про Отца Моего. Это означает, что Он — и только Он — есть воистину Сын Отца, единородный, а мы — сыны по усыновлению, как братия Его, сыны в Нем и через Него: Отче наш, потому что для Него Отче Мой. Его Мой = наш. Далее, мой необходимо в личных отношениях каждого: Господь мой и Бог мой — вырвалось у Фомы неверного; "встану, пойду к отцу моему и скажу: отче” — говорит блудный сын. Каждый должен иметь личную встречу с Богом, покаяние, слезы, спасение, ощутить в Боге своего Отца, в Христе — своего Спасителя, каждый приходит к Нему со своей личной молитвой о спасении грешных, от них же первый есмь аз. Итак, наш не исключает, но предполагает мой, но оно неизбежно расширяется в наш, в этом тайна религии, связи людей, соборности. Наш не значит не мой, но: мой, и твой, и его, и их, и не в их раздельности, но в их единстве: наш — это множественное мой, многие я в братском единении, как после вознесения апостолы: ”бяху терпяще единодушно в молитве и молении” (Д. А. 1,14). Люди, молящиеся вместе,

393

 

образуют единение в духе и истине, союз церковный. ”Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то будет им от Отца Моего Небесного” (Мф. 18,19), двое — это уже мы, наш — тайна Церкви и сила молитвы (молитва 3-гс антифона на лит. Иоанна Злат.: ”иже общия сия и согласныя даровавый нам молитвы, иже и двема или трем согласующимся о имени Моем прошения подати обещавый, сам и ныне раб Твоих прошение к полезному исполни”). Каков объем и сила этого наш: от двух или трех до всех, всей Церкви: древний чин церковного братотворения и обычай побратимства, молитва Господня при венчании двух во едино, в семье, при совершении Евхаристии, при всяком молении. Количественно - наш может иметь различный объем, качественно это всегда Церковь, один в другом, многие в едином (как три отрока в пещи огненной ”яко едиными усты пояху и благословляху Бога” (Дан. 3,51). Отче наш — призыв к церковности, к воцерковлению, к братству. Так Церковь есть всечеловечество и все человечество. Христианское понимание Бога в сравнении с языческим: языки — веры, национальные, обособляющие, таков даже и Ветхий Завет, — с избранным народом. Лишь в христианстве ”шедше научите вся языки”, во Христе несть эллин ни иудей. Все человечество едино в своем корне — новом Адаме, одна сущность и сила человечности, лишь многоликая. Человечество есть Христос, Сын Отца, и в Нем и мы сыны, и Он — наш Отец. Это и есть истинное братство и равенство. Как ни различны мы в своих личных судьбах и положениях, но, глядя вверх, мы отвлекаемся от всего. Воистину молящиеся все равны пред Богом и все братья, как чада единого Отца, и никто не дерзает назвать Его, опираясь на свое богатство, ум, красоту и под., Отец мой (но не их), не впадая в безумие фарисея.

Что значит равенство и братство, о котором так много говорят на языке мира сего? Равенство — ложь, ибо люди в мире неравны, и их равенство могло бы состоять лишь в их различии, — suum cuique, но завистливая проповедь равенства

394

 

хочет именно сравнять их в неравном. На чем опирается равенство, кроме зависти и различия, — на братстве, но братство не есть равенство; но и на чем братство, — на происхождении от обезьяны, всеобщем сообезьянстве? Но разве назовем мы поросят от одной свиньи братьями, а не только ли говорим о людях? Нельзя внедрять братство, искореняя отцовство и сыновство, что делает современность. Люди суть сыны, а потому со-сыны, братья, а не обезьяны, но единого Отца. Лишь так можно чтить человека. Посему только в Церкви может быть и равенство, и братство, как выражение любви церковной, а любовь коренится в наш: ”да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино” (Ио. 17,21). Вот что значит наш и мы. Судите, к чему зовет нас Господь, научая молиться Отче наш. Какую незлобивость, простоту, мир, любовь Он от нас ждет.

Иже еси на небесех. Вот странные, звенящие глаголы: на небесех. Наверху, — но тогда, по слову блаж. Августина, птицы ближе нас к Богу (или аэропланы), "оставим небо воробьям” — глумится безбожие. Есть ли небо небес и небеса, или земной мир есть единственный. Чему верить: очевидности чувств или веры; что: любить мир сей или горняя мудрствовать? Вера в Бога во всех религиях рождалась из живого чувства неба, неединственности и неподлинности этого мира. Есть то, что выше мира, но ведомо человеку, который находит это в душе своей как основу: как истину, благо, красоту. Есть ли все это мирское, человеческое, или премирное? Есть ли только мир или то, что выше мира, Бог? Рядом с людьми духовными, видя их, невозможно и спрашивать об этом, как не спрашивают и людей плотских. Человеческая душа знает и тоскует по небесной родине ("Ангел”), она принадлежит двум мирам, и вера наша учит нас: "не имамы зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем”. И небо отвечает человеку, и воздвигается

395

 

лествица молитвы и веры. Но требуется постоянное усилие: "горé имеим сердца”. Итак, небо есть духовное начало в человеке, открывающее ему действительность духовного мира. Человек есть духовное существо, имеющее духовную родину. Призывая небесного Отца, человек свидетельствует, что отец по плоти не есть ему истинный отец: "и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах” (Мф. 23,9). От Отца небесного "именуется всякое отечество на небесах и на земле” (Еф. 3,14-15). Этим не отвергается святыня земного отцовства (охраняемая 5-ой заповедью), но указуется, что отцовство земное существует лишь по образу истинного, небесного, и, имея по плоти разных отцов, мы имеем одного Небесного Отца. Мы различаем еще от рождения по плоти духовное рождение, точнее — возрождение от духовного отца: ”дети мои, для коих я снова в муках рождения” — не раз говорит ап. Павел, как он в муках рождал духовных детей. Посему есть двойное отцовство: небесное, вечное, и земное, временное, по душе и телу, от отца и матери, и бывают случаи, когда эта связь расторгается духовным рождением, например, в монашестве. Итак, исповедуя небесного Отца, человек и себя сознает как воплощенный дух. Небеса есть духовный мир — ангелов, святых. Божия Матерь и Господь Иисус Христос на небесах. Призывая небесного Отца, Отче наш, от лица Церкви, мы присоединяемся и к Церкви небесной, прославленной, образуем единый мир: "вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живого, к небесному Иерусалиму и тьмам ангелов, к торжественному собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства” (Евр. 12,22-23). Проскомидия: 9-чинная просфора.

Итак, призывание обращено к Богу на всяком месте и во всякое время: поклонение духом и истиною, а не в храме Иерусалимском. Вселенский купол — небесный. Бог вездесущий и вечный, скоропослушный, высокий и близкий. Творец миров и отец. В Троице сущий. Отчая

396

 

Ипостась. Первое Лицо Св. Троицы. Одно призвание, без всяких прошений есть уже молитва, именование, имя. Молитва Духом Святым: авва, Отче. Молитва Иисусова в призывании имени Иисусова. В имени присутствует Сам Бог. Сила и тайна и смысл молитвы. Сердце человеческое становится небом и престолом Божиим. "Не весте ли, что вы храм Божий и священнослужители в нем”.

 

 

 

3-я беседа о Молитве Господней

 

(14 ноября 1921 г.)

 

Да святится Имя Твое. О чем просить Бога: о себе, о нуждах своих, — нет, о Боге в нас: яко на небеси и на земли да святится Имя, да приидет Царствие, да будет воля Твоя. И первое слово, прошение наше: да святится άγιασϑήτω: о святости говорит оно. Что есть святость? Естество Божие и все, от Бога исходящее. Что слышится всего чаще в молитвословиях? Свят Господь Бог наш, — прославление святости. Видение Исаии: серафимы взывают друг к другу и говорят: свят, свят, свят Господь Саваоф (Ис.6,1-3), и то же зрел Иоанн: четыре животных ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, иже был, есть и грядет (Апок. 4,8). И к этому славословию ангелов присоединяемся и мы при божественной Евхаристии, когда вспоминаем о воинствах небесных, "победную песнь поющих”, и тайная молитва иерея: ”с сими и мы блаженными силами, Владыко человеколюбче, вопием и глаголем: свят еси и пресвят Ты и единородный Твой Сын и Дух Святый, свят еси и пресвят, и великолепна слава Твоя”. Еще и в Ветхом Завете Господь возвещал о Себе Своему народу: ”святы будьте, ибо свят Я, Господь Бог ваш” (Лев. 19,2; 11,44-45), и к тому же зовет апостол в Новом Завете: "по примеру призвавшего вас, Святого, и сами будьте святы во всех своих поступках” (1 Петр. 1,16). В первосвященнической молитве Господь молит: Отче Святый. Соблюди их во Имя Твое... святи

397

 

их во истину Твою, и за них Аз свящу Себя, да и тин освящены будут во истину” (Ио. 17,17,19). Как святость есть естество Божие, так освящение, струящаяся сила святости есть естество Церкви: вместилище святости и сила освящения. В Церкви все свято: храм, алтарь, предметы, молитвы, священнодействия, тайнодействия, таинства. И воцерковление есть освящение. Церковь есть школа святости, питомник и единение святых. Святые — имя верующих, святые — земные граждане неба: дивен Бог во святых своих, — Он во святых почивает. Пред лицом вечности спрашивается не об уме, не о силе, но святости. Вы - храм Божий, и Дух Божий живет в вас. Бессилие человеческой святости самой по себе и всесилие благодати. Поэтому первое значение да святится Имя Твое означает: да святит нас св. Церковь, да изливаются ее благодатные дары, да познаем Господа, да любим Его, да живем в Нем, да святимся Им. Но Господь не хочет сделать из камней сынов Авраамовых: можно освятить все, но не человека, который должен сам себя посвятить Богу и тем освятить себя. От человека требуется подвиг восхождения в святости и к святости. Святость есть не только вершина, доступная для избранных, но и общий, единственный путь христианской жизни. Все мы движемся или к святости, или от святости, или святим, или хулим. Посему второе значение да святится будет — да святим мы; как на небе, так и на земле: херувимы, но и мы с сими блаженными силами. Славословие, приличествующее святости Божией, главное дело сил небесных и столь настойчиво и постоянно возглашаемое на нашем ангелоподобном богослужении. Третье значение: да славословим Имя Божие. Богослужение и ангелов и человеков есть прежде всего славословие. Имя Твое — τό όνομα σου. О каком это Имени говорится? Не значит ли это просто описательное выражение, равное Ты? Не это ли имеет в виду третья заповедь: не приемли Имени Божия всуе — легкомысленное упоминание Имени Божия. Однако и заповедь, и первое прошение говорят о страшной тайне и силе Имени

398

 

Божия, которым у нас в Церкви совершаются таинства, которое пред жертвопринесенным Агнцем зовемся мы, верующие, ”единем сердцем и единеми усты славити и воспевати всесвятое и великолепное Имя Твое”. (Оглашенные — да и тии с нами славят всечестное и великолепное Имя). Нет, это не парафраз только. Ибо Господь в Ветхом Завете говорит устами Соломона о храме, который он создал "Имени Господа Бога Израилева” (3 Цар. 8,16-20) и о котором Господь сказал: ”Я освятил сей храм, который ты построил, чтобы пребывать Имени Моему там вовек” (З Цар. 9,3). И в Прощальной Беседе Господь говорит: ”Я открыл Имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира” (Ио. 17,6). Какое Имя открыл Господь? Ведь Он показал нам Отца, Которого никто не знает, кроме Сына, и кому Он открывает. По таинственному истолкованию сего прошения св. Максимом Исповедником, Имя Отца есть Сын: о тайне Св.Троицы здесь говорится: в призывании о первом Лице Ее, в первом прошении о Сыне. И тогда это прошение значит: да прославится Сын Твой, святящий нас и святящий Себя в жертвоприношении за нас. Но священие Сына в том, что Он жертвоприносится за мир, голгофская жертва искупает грех мира и спасает. Прикровенно говорится здесь о тайне искупления. Но сила Христова действует в Церкви, она есть живое Имя Его в мире. И посему: да святится Имя Твое = да святится Церковь Божия на небе, как и на земле. Пусть в нас совершается воцерковление, живая полнота сил, действующих в Церкви, вливается в нас и освящает. В чем же может выразиться освящение Церкви, которая свята и непорочна? Но ведь и Господне Имя свято и пресвято, однако же, да святится. И Церковь Божия вринута в историю, имеет земные судьбы и эпохи. Она основана в раю, до грехопадения, она жила в Ветхом Завете, она основана в водах крещения Нового Завета. Она знала многие времена: первохристианство, мученичество, подвижничество, соборное творчество. Ее земные судьбы прикровенно совершаются в Апокалипсисе. И ныне

399

 

совершаются судьбы Церкви в нас и через нас и сверх нас, в небе и на земле. В небе идет борьба Михаила и воинств небесных с драконом и его воинством, а в это время на земле свирепствует безбожие. Назревает полнота и близится час славы Церкви, явление ее силы на земле. И молимся о сем: да святится Церковь Твоя.

Имя Божие есть благословение Божие, им запечатлевается все святое: молясь о нем, молимся об искоренении всего нечистого, безбожного, скверного, об освящении всей жизни: домов наших, делания нашего, государственности, хозяйства, культуры, да творится все во Имя и славу Божию; да истребятся различия между Церковью и жизнью, то "отделение” Церкви от государства и общества, жизни которого ищет безбожие, — да будет Бог всяческая во всем. Все, что достойно бытия, может быть во Имя Божие, а то, что не может, его не достойно. Душа едина и человек неразделен, хотя и может дышать частью легкого, вместо целого. Дух дышит, где хочет, и не мерою дает Бог Духа.

Итак, первое — следовательно самое важное, настоятельное, неотменное прошение от нас к Богу, Святому и Пресвятому, о святости и освящении, о славе Его, Отца и Сына, о славе Церкви Его, о всеобщем освящении и о нашей святости. Будьте святы ибо Я Свят, гремит глагол Господень, и как ни извиваемся, не можем его не слышать и не понимать. Будьте совершенны как Отец ваш небесный, так глаголет Сын. Содрогается сердце наше, чувствуя себя пред Страшным Судом этого зова, но и радостно трепещет, отдается детски молитве Господней. Он, Сердцеведец, знал создание Свое, ведал, кому говорил, и Он не пустословец, не давал пустых и неисполнимых заповедей. Он зрит и ваши и наши сердца, зрит их мрак, холод и пустоту, но и зрит веру нашу и надежду, и любовь, и наше желание стать к Нему ближе хотя на волос, подняться над собой хотя на песчинку. И Он подает нам бодрящую руку помощи, научив нас дерзновенно молиться: да святится и в нас, нами и чрез нас Имя Твое, да святится имя христианина.

400

 

4-я беседа о Молитве Господней

 

(28 ноября 1921 г.)

 

Второе прошение: да приидет Царствие Твое.

Что такое Царствие Божие? Наиболее употребительное выражение: самое Евангелие есть Евангелие Царствия: проповедь Иоанна и Спасителя открывается призывом: покайтесь, приблизилось Царствие Божие (Мф. 3,2). Проповедь блаженств есть проповедь Царствия Божия: блаженны нищие духом, яко тех есть Царствие Божие (Мф. 5,3; Лк. 6,20). Господь говорит, что Он прислан благовествовать Царствие Божие (Лк. 4,43) и на то же посылает апостолов (Лк. 9,60). Тайны Царствия Божия разъясняет Он прикровенно, притчами, и прямо, по воскресении в течение 40 дней являясь, Он разъясняет тайны Царствия Божия — и Царствие Божие повелел Он искать прежде всего, и все прочее приложится (Мф 6,33). Путь к Царствию Божию указует Он в покаянии и в усилии: "Царствие Божие нудится и нуждницы восхищают е” (Мф. 11,12). Царствие Божие есть цель миротворения и конец всего, и само оно не имеет конца (Символ веры). На Страшном Суде скажет Господь благословенным Отца Своего: приидите в уготованное вам царство от создания мира (Мф. 25,4), как сказал благоразумному разбойнику, просившему Его: помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствие Твое (Лк. 23,42), причем никто из "невозрожденных водою и Духом Святым не войдет в Царствие Божие” (Ио.3,5), как не имеет там наследия "блудник, нечестивый и любостяжатель” (Еф. 5, 5). Господь в притчах так уподоблял Царствие Божие: Царствие Небесное подобно человеку, сеявшему доброе семя на поле, но пришедший враг всеял плевелы, но при жатве будет разделение (Мф. 13,24-30). Царствие Божие подобно зерну горчичному (Мр. 4,30-32), закваске (Лк. 13, 21), семени, брошенному в землю (Мр. 4,26-29), сокровищу, скрытому в поле (Мф. 13,44), купцу, ищущему

401

 

жемчужины (Мф. 13,45-46), неводу (Мф.47-48). Спрошенный книжником, когда придет Царствие Божие, Господь сказал: ”не приидет Царствие Божие с соблюдением, ниже рекут: се зде или инде. Се бо Царствие Божие внутрь вас есть” (Лк. 27,20-21), и апостол учит: ”несть бо Царствие Божие брашно и питие, но правда и мир и радость о Дусе Святе” (Рим. 14,17). Но Сын Человеческий явится во славе Своей, как молния от востока до запада. Из сопоставления текстов ясны два смысла Царствия: внутрь нас и во всем мире, или царство благодати и царство славы. Царствие Божие внутрь нас созидается покаянием и благодатию Божией, усвоением жизненного спасения Христова. Сей мир есть область князя мира сего, и в нем мы странники и пришельцы, но если Бог царит в нас, и мы имеем Его в себе, то мир Христов, превосходящий всякую мысль, сходит в душу, и отказываясь от всего и теряя все, мы имеем больше всех, как и свидетельствовал Господь ученикам. Царствие Божие есть Церковь Христова, а Царствие Божие в нас есть мера нашего воцерковления. Но в нас и чрез нас Царствие Божие должно проникать, как закваска, в жизнь. Люди века сего ищут преобразовать общество извне, христиане — изнутри, однако, хотя мир и во зле лежит, и это зло все усиливается, добро должно воинствовать со злом и Царствие Божие строиться в мире.

Второе значение Царствия Божия — это пришествие во Славе, кончина века, когда Сын передаст Царство Отцу, покорив всех врагов. Время наступления этого знает только Отец, и ”не ваше дело знать времена и сроки, которые Отец положил в Своей власти” (Д. А. 1,7), когда будет Бог "всяческая во всех”.

Иоанн Богослов говорит еще о 1000-летнем Царстве Христовом и первом воскресении, причем ожившие "будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним 1000 лет” (Апок. 20,6). Различное понимание этого текста. Осуждение Церковью грубо чувственного понимания, связанного с иудейством, надежды на появление белого луча в истории.

402

 

Что же означает здесь молитвенный призыв: да приидет. Во-первых, да вступим мы на путь покаяния и стяжания даров духовных; во-вторых, да прославится на земле Церковь Христова, да расширится и воссоединит отпавших и заблудших; в-третьих, да наступит полнота времен, — равносильно молитве: ”ей, гряди, Господи Иисусе” — молитве первохристианства, которая уже с половины II века сменилась молитвой de mora finis. Под силу ли нам эта молитва о конце мира? И однако требуется от нас и она. Итак, моление о священии Имени предваряется и восполняется молением о наступлении Царствия Божия, как на небе, так и на земле: на небе Господь царствует всецело в ангелах и блаженных душах. Мы возглашаем: яко Твое есть царство, и сила, и слава Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно. В небе была попытка нарушить Царствие Божие падением сатаны, но он с клевретами был низвергнут Михаилом и ангелами его после войны (Апок. 12,7-11): ”ныне бысть спасение и сила и царство Бога нашего и область Христа Его, яко низложен бысть клеветник братии нашея, оклевещая их пред Богом нашим день и нощь”. И в тот час, когда произойдет великое землетрясение, — пред самым концом мира, ”беша гласи велицы на небесех глаголюще: бысть царство мира Господа нашего и Христа Его и воцарится во веки веков” (Ап. 11,15), а во время земного своего служения Господь говорил: ”Царство Мое несть от мира сего; аще бы от мира сего бысть царство Мое, слуги Мои убо подвизалися беша, да не предан бых был иудеом, ныне же царство Мое несть отсюду” (Ио. 18,36).

В чем же выразится Царствие Божие в нас в этом мире победной силой? Не внешним преодолением царящего зла, но внутренним его бессилием — побеждающий тело бессилен над духом: победа терпения, страдательная, внутренняя, она станет и победой внешней. Тайнозритель видел Небесный Иерусалим, сходящий на землю: ”И ничего уже не будет проклятого, и престол Божий и Агнец будет в нем, и раби Его послужат Ему” (Ап. 22,3).

403

 

Второе прошение молитвы Господней, по свидетельству св. Григория Нисского, в некоторых древних списках Евангелия от Луки, имело важный вариант: ”Да приидет Дух Твой Святый и да очистит нас”, то есть Царство Божие прямо приравнивается пришествию Святого Духа. Посему скрытый и глубочайший смысл этого прошения говорит о третьей Ипостаси, есть молитва о Духе Утешителе, которого посылает Сын от Отца. Таким образом в призывании и первых двух прошениях сокрывается тайна пресвятой Троицы: Отец, открывающийся в Сыне и царствующий в Духе Святом.

 

5-я беседа о Молитве Господней

 

(9 января 1922 г.)

 

 

Да будет воля Твоя яко на небеси и на земли.

Воля Божия совершается всегда и всюду силою всемогущества Божия. Создание тварей, их сохранение, управление есть дело промысла Божия, общего о мире и человеке и частного о каждом из нас: "Не две ли птицы ценятся за ассарий, и ни одна из них не падает на землю без воли Отца вашего. Ваши же власы на голове все сочтены” (Мт. 10,29-30). Но Господь, творя мир, дал место человеческой тварной воле и свободе, на которую Он не посягает, и третье прошение говорит о том, чтобы согласовалась наша свободная воля с Божией, чтобы последняя творилась не помимо нас, но нами.

Господь Иисус Христос сам есть руководящий пример: "Снидох с небес, не да творю волю Мою, но волю пославшего Мя Отца” (Ио.6,38). "Мое брашно есть да сотворю волю пославшего Мя Отца и совершу дело Его” (Ио. 4,34). "Послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя” (Фил. 2,8). "Аще и Сын бяше, обаче навыче от сих, яже пострада послушанию” (Евр. 5,8). Вечное значение Гефсиманской молитвы: "Отче, аще волиши мимонести чашу сию от Мене, обаче же не Моя воля, но Твоя да будет!” (Лк. 22,42). Судьба наша и

404

 

близких, судьба целого общества, народа, мира — несение креста и самоотвержение. Oboedientia actia и passiva: творение воли Отца и послушание.

"Яко на небеси”. Небо есть мир ангельский, созданный в "начале". Ангелы суть духи бесплотные, совершеннейшие душ человеческих, как стоящие ближе к Богу, хотя и ограниченные, как твари, по природе, уму, крепости и могуществу.

Бесконечное число ангелов...

Притча об одной из 100 овец потерянной: Лк. 15,5; Мт. 18,12...

Чины ангельские. Тройственная иерархия: три чина и девять ликов: престолы, херувимы и серафимы, — власти, господства, силы — начала, архангелы и ангелы...

Служение ангелов: славословие, их соучастие в нашем богослужении, орудия промысла Божия над миром... Вестники воли Божией άγγελοι, хранители стихий, человека...

Участие ангелов в Ветхом Завете (посланники Божии на Синае)...

В Новом Завете: слуги Божии. Хранители целых обществ, церквей и частных лиц.

"Ангели их выну видят лице Отца Моего небесного” (Мт. 18,10).

Падение Люцифера и война в небе (Михаил и воинства низвергли сатану).

Совершенство ангелов, ныне не допускающее падения, и непоправимость падения бесов.

 

Зло и его происхождение.

Относительность зла для человека вследствие ограниченности человеческого суждения...

Корни зла в духовном мире — падение сатаны, и в природном мире - в падении человека.

Зло и страдание...

Искажение природы...

405

 

Где воля Божия?..

Господь направляет ко благу, соблюдая собственную природу мира и человека в неприкосновенности...

”Да будет воля Твоя яко на небеси и на земли” — может быть по сокровенному смыслу отнесено к Церкви-Софии. Она есть Желанная, Вожделенная, Невеста Слова, Θέλημα. На земле и на небе есть единство Церкви торжествующей и воинствующей... Церковь прославленная... Церковь предвечна и в месте и во времени. Она едина.

Если призывание и первые два прошения содержат тайну Святой Троицы, то третье — тайну святой Церкви, которую Господь искупил честною своею Кровию. И Гефсиманская молитва была молитвой от лица земной Церкви: Да будет.

 

Четвертое прошение: Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Первое прошение человека о себе есть молитва о насущном хлебе, каковою освящается труд человека. Бог дает пищу человеку: "Суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, чтобы пресытившись я не отрекся от Тебя и не сказал: кто Господь?; и чтобы обеднев не стал красть и употреблять Имя Бога моего всуе” (Притч. 30,8-9). ”Очи всех на Тебя уповают, и Ты даешь пищу во благовремении, открываешь руку Твою и насыщаешь все живущее по благоволению” (Пс. 144,15-16).

Откуда же нужда? Слово Божие открывает, что земля проклята, и в поте лица дает хлеб. Человек обречен на бедность и труд. Четвертым прошением благословляется труд человека: "Не трудивыйся да не яст”. Апостол увещевает делать ”дело свое, работать своими собственными руками, как мы заповедали вам” (1 Фес. 4,11). "Кто возделывает землю свою, тот будет насыщаться хлебом, а кто подражает праздным, тот насытится нищетою” (Пр. Сол. 28,9). Но не надо давать сердца заботе: ”Не заботьтесь о душе своей, что вам есть и пить, ни для тела вашего, во что одеться” (Мт. 4,25). ”Не

406

 

заботьтесь о завтрашнем дне” (Мт. 6,38). Забота погашает Божие слово в сердце, как терние семя в притче (Мт. 13, 22)...

Искушение в пустыне и ответ Господа: ”Не о хлебе едином живет человек”... — "Ищите Царствия Божия и правды его и прочее приложится!”... Современные учения о пище...

Чем должен руководиться человек в своем труде? — Потребностью в необходимом: "Великое приобретение быть благочестивым и довольным. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем” (1 Тим. 6,6-8).

Сребролюбие есть корень зла и бед...

Что значит: ”Не заботьтесь о завтрашнем дне”?..

Что разумеется под хлебом насущным? Все, необходимое для жизни, то есть пища, кров, одежда, здоровье... Далее и хлеб духовный, о голоде, о котором говорит прор. Амос: ”Дам вам не глад хлеба, ниже жажду воды, но глад слышания Слова Божия” (Ам. 8,11) .

Пища есть Слово Божие ("Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение” (1 Петр. 2,2), благодать Святого Духа (”Аще кто жаждет, да приидет ко Мне и пиет!.. сие же рече о Дусе Святе” — Ио. 7,37-39), главное же святое причащение, хлеб жизни, "Плоть Моя истинно есть брашна и Кровь Моя воистину есть пиво” (Ио. 17,55). ”Аз есмь хлеб животный” (Ио. 6,53). ”Не лишай себя чаши”...

О частом причащении...

Хлеб наш насущный. Мы не можем обращаться к Отцу нашему с просьбой о хлебе "моем”! В этом призыв к взаимопомощи, то, о чем спросится на Страшном Суде.

"Насущный” — έπιούσιον — сегодняшний или насущный...

"Днесь” — сегодня, по толкованию св. Максима Исповедника, сей век.

"Итак, ядите ли или что пиете, все делайте во славу Божию” (1 Кор. 10,31). "Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом” (Фил. 6,6).

407

 

6-я беседа

 

(23 января 1922 г.)

 

Пятое прошение:      и остави нам долги наша...

После испрошения благ просим об удалении зла. И первое прошение о прощении грехов наших. У св. Матфея 6,12: "Остави нам долги наша”. У св. Луки 11,4: ”остави нам грехи наша”. Мы бесконечно должны пред Богом за все и можем заплатить лишь ответной любовью и исполнением воли Божьей. Но в действительности мы, после первородного греха, неоплатные должники греховности всего своего естества. Прежде всего, мы должны сознать нашу немощь...

(Прав. 129 Карфагенского Собора о смысле слов: "остави нам”)...

Еретики и сектанты: ...”Если говорим, что не имеем греха, обманываем самих себя и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Если мы говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас” (1 Ио. 1,8-10).

Как мы идем на исповедь, так должны быть и на молитве пред всеведущим, праведным Богом, всякая молитва должна быть молитва мытарева. Надо увидеть себя и узнать, ужаснуться себя и возненавидеть свой грех, но и признать неоплатность долга и немощь естества.

Но тогда какой же исход, кроме отчаяния?! Естественный человек и колеблется между равнодушием, сном души и отчаянием. Но Господь приводит его к своему кресту и научает молить Отца: "Оставь долг!”, ”не вмени греха!” Просим о несправедливости. Но любовь Божия выше человеческой меры: ”Всех заключил в непослушание, чтобы всех помиловать”.

Пятое прошение молитвы Господней говорит о тайне искупления, о тайне Голгофской жертвы, которою уплачены все долги человеческие, принесена бесценная жертва, и мы

408

 

зовемся только приобщаться к ее силе. Господь, сам не ведый греха, дает эту молитву как Первосвященник, ”и приносяй и приносимый”.

Можно ли простить грех, сделать его не-грехом? Нельзя. Но можно сделать его несуществующим, изгладить его, проведя его носителя чрез смерть и воскресение — крещение и покаяние. Грехи наши Господь делает как бы своею виною, как Творец, и приемлет на себя их тяжесть и их оплачивает. Божественная правда, не знающая примирения с грехом, удовлетворяется, а на человека возлагается лишь то, что он может понести — покаяние. Человек не может спастись от греха своими силами ("Бедный я человек, и кто избавит меня от сего тела смерти”), но он должен спасаться от грехов покаянием.

Пятое прошение есть зов к покаянию, молитва о нем... о спасении — к Спасителю. Она свидетельствует, что спасение есть, если принесем покаяние. Но она же указывает и на природу покаяния: условием его является прощение ближним. Господь много и настойчиво говорит об этом: Мт. 6, 14-15...

Притча о жестоком управителе: Мт. 18, 23-25...

Почему прощение ближнего связано с покаянием? Потому что непрощение свидетельствует об отсутствии истинного покаяния: оно видит себя в самом печальном освещении, и видя свою вину пред Богом и всеми, зовет к милосердию. Господь жалел грешников и никого не презирал и не отталкивал. Непримиримость ко греху и прощение грешнику. Высота заповеди прощения — богоуподобление: "Отче, прости им, не ведят бо, что творят”. "Будьте милосердны, ибо Отец ваш небесный милосерд". Мы не всемогущи и не можем помочь ближнему, но мы владеем сердцем, и никто без нас и за нас не может примириться и простить. И это прошение говорит о долгах наших. Почему? Здесь-то и уместно было бы говорить о долгах моих? Но, как и ранее, Господь научает нас молиться и о других, оказывать им молитвенную любовь и

409

 

помощь. Мы молимся друг о друге, о близких, обо всех живых, любящих и ненавидящих нас, молимся и об усопших, не могущих нам ответить, мы как бы соучаствуем в уплате их долгов. И вместе мы исповедуем связанность всех во грехе (всеобщую "карму”).

Все за всех и во всем виноваты...

Возгорение сердца о близких и о всем творении и слезы о твари у подвижников, смягчение сердец... Да будет это главная и общая молитва русского народа!

 

 

7-я беседа

 

Не введи нас во искушение. Это прошение не означает просьбу об освобождении от испытания: ”Иже не искуситеся, мало весте” (Сир. 34,10). ”Всяку радость имейте, братия моя, егда во искушения впадаете различны” (Иак. 1,2), ”ведяще, яко искушение вашей веры соделывает терпение, терпение же дело совершенно да имать” (Иак. 1,3). "Искушает вас Бог, еже уведети, аще любите Господа Бога вашего всем сердцем вашим и всею душою вашею” (Втор. 13,13). Искушение-испытание, которое может оказаться и гибельным...

Искушение праведного Иова...

Искушение Христа Спасителя в пустыне и в Гефсиманском саду...

”Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен быв приимет венец жизни, егоже обеща Бог любящим Его” (Иак. 1,12). ”В искушении пусть никто не говорит: меня искушает Бог. Ибо Бог недоступен искушению злом и Сам не искушает никого. Но каждый подвергается искушению, увлекаемый и обольщаемый собственной похотью” (Иак.1,13-14).

Примеры двух апостолов: Иуды и Петра, в искушении предательства и отречения. В первого вошел сатана, относительно второго Господь сказал: ”Симон, Симон, вот, сатана

410

 

добился того, чтобы просеять вас, как пшеницу: но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя, и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих” (Лк. 22,31-32). Бог не искушает, мы сами подвергаемся искушению. "Поэтому кто думает, что он стоит, пусть смотрит, чтобы не упасть. Искушение вас постигло не иное, как человеческое: и верен Бог, который не попустит, чтобы вы были искушены сверх сил, но в самом искушении даст и выход так, чтобы вы могли вынести” (1 Кор. 10,12-13). "Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение”. Искушения попускаются для испытания нашей веры: ”Об этом ликуйте, немного теперь поскорбев, если нужно, в различных искушениях, чтобы испытание веры вашей, которое драгоценнее золота гибнущего, хотя огнем испытываемого, было к похвале и славе и чести в откровении Иисуса Христа” (1 Петр. 1,6-7). ”Якоже искушается в пещи сребро и злато, тако избранная сердца у Господа” (Притч. 17,3).

Искушения попускаются для испытания нашей любви (Втор. 13,3)... нашего повиновения (Втор. 8,2)... нестяжательности (Иов. 1,9-12). Откуда происходит искушение? — От похоти плоти:       ”Ибо плоть желает противного Духу, а Дух — противного плоти; они друг другу противятся, чтобы вы делали не то, что хотели бы” (Гал.5,17). ”Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; ибо желать я могу, но совершать добро — нет. Ибо я творю не то доброе, которое хочу, но злое, которого не хочу, это делаю” (Рим. 7,18 -19)...

Повреждение плоти первородным грехом...

Слабость плоти и удобосклонность греху...

Искушения молодости и старости, здоровья и болезни, избытков и недостатков...

Правила — костыли для души... Аскетика тела. Посты... Молитва...

Далее... Искушение приходит от мира: ”Не любите мира, ни того, что в мире”. Мир — это страсти наши, предстоящие

411

 

пред нами как внешняя организованная сила. Всякое делание может быть хождением пред Богом, а может стать и искушением.

Главное — гордость и тщеславие, суетность и рассеянность, страх и уныние. Исторические и личные испытания: потери близких и имущества, здоровья и самой жизни.

Искушения проистекают от дьявола, который как лев рыкающий, ищет нас поглотить. Его роль раскрывает Слово Божие. Действие его явно — на подвижников и святых и скрыто (современное отрицание дьявола и нечувствие).

Искушение тайноведения — спиритизма и под., в котором человек напрашивается на искушение.

Искушения продолжаются в течение всей жизни человека, ибо всю жизнь он растет и меняется.

Средства борьбы: а) — пост духовный и молитва; б) — терпение: "Претерпевый же до конца, той спасен будет!” (Мт. 10,22); в) — воспоминание о смерти и вечных муках. "Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть вам в искушение!” (Мт. 26,41). Надо следить за собой и быть внимательным к своей жизни и надеяться на помощь Божию.

 

412

Поделиться в социальных сетях: