Из книги: прот. Сергий Булгаков «Слова. Поучения. Беседы»

YMCA-PRESS 1987

  

Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш.

(Ис. 40, 1)

 

Так говорил Бог древнему пророку во дни скорби народной, так и ныне говорит нам, кто призван к учительству. Ибо звучит и стелется над землею и ныне этот вопрошающий стон, широко раскрытые смотрят на нас глаза недоумевающие, люди ищут в скорби своей человеческого утешения. Но имеет ли его и сам утешающий — пред лицом страшного настоящего и еще более страшного грядущего? Как же возможны такие бедствия, что означают они, и где воля Божья в совершающемся, так вопрошают они вопрошанием Иова. Если Бог и живет в небесах, то на земле не действует ли темная, враждебная сила? В сердца закрадывается мертвящее сомнение, холодное отчаяние и тупое безочарование. Немила жизнь и постылым кажется мир. Но где же найти ответы на вопросы безответные, преодолеть их ядовитость, уберечь от них сердце свое? Ибо правдивы и искренни эти недоумения вопрошающих, в боли сердца и бессилии разума. И даже не о личной судьбе каждого из нас вопрошается, об этом уже сказано: ”Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее” (Лк. 17,13), но о судьбах всего человечества, в судорогах содрогающегося. Кого же нам ныне вопрошать, к кому обращаться, кроме как к Самому Учителю: знал ли Он Сам об этом и поведал ли

497

 

ученикам Своим, предваряя и приготовляя всех к грядущему неизбежному и страшному? Или же, нам шепчет лукавый, и Он ошибался, не знал, и Сам отдавался мечте несбыточной?

Однако легко обессилить искусительное вопрошание: Да, Он ведал все это и о том предварял друзей своих. А следовательно, и это попущение Божье соответствует внутренней необходимости человеческой жизни, оно ведет ко благу, таково свидетельство нашей веры, которому мы призываемся внять во всей его непонятности. Не счастье земное и его утехи обещаны Им ученикам, а в лице их и всему человечеству, но горести и испытания: "Ибо когда будут говорить: ”мир и безопасность”, тогда внезапно постигнет их пагуба” (1 Фес.5,3), но, ”в терпении вашем спасайте души ваши” (Лк. 21,19). Судьбы мира к концу его становятся все страшнее и непонятней, страдания невыносимей, тьма все сгущается, хотя и прорезается светоносными молниями нездешнего света. В Евангелии не указано, как именно придут эти последние страшные дни, и будет ли это одно ограниченное время, или же, растягиваясь и как бы повторяясь, оно вообще определяет собою судьбы мира и человечества после Христа. Но это напряжение зла и страданий может стать таким, что ”если бы не сократились дни те, то не спаслась бы никакая плоть”, и только ”ради избранных сократятся дни те”, и "тогда будет великая скорбь, какой не было от начала века и не будет” (Мт. 24,21,22).

Мы не знаем также и даже не можем знать, наступила ли уже теперь эта последняя скорбь, как может это представиться нашей испуганности, которой не следует поддаваться. Однако весь мир уже пребывает в скорби, от которой способны дрогнуть наши сердца. Эта немощь веры пред лицом испытаний явила себя даже в избранных, в самих апостолах, которым и было сказано Христом: ”Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь!” (Мт. 26,31), но подобная ночь мира и ныне не надвигается ли?

Если теперь мы изнемогаем от холодности сердца и расчетливого себялюбия, то и об этом также наперед было

498

 

сказано, что по причине умножения беззакония охладеет любовь в нас. Но при этом всем мы призываемся к мужественному терпению: "Претерпевый до конца спасется” (Мт. 24, 12-13). И Господь с особой силой подтверждает всю непреложность предуказанного: "Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут” (Мт. 24,35).

Мы невольно ищем в этих предварениях и себя самих, разгадки своих собственных судеб. Послужат ли они для нас оправданием нашей собственной испуганности перед жизнью, или же, напротив, явятся уверением в том, что и при этой буре Христос остается близок, говоря нам, как некогда ученикам своим: "Ободритесь, это Я, не бойтесь!” (Мт. 24,27), и при нашем малодушии увещевает: "Маловерный, зачем ты усомнился!” (Мт. 24,31). И больше того: пред лицом всех ужасов и потрясений Он зовет к особливой бодрости: "Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитеся и поднимите главы ваши, потому что приближается избавление ваше!” (Лк. 21,28). И чем страшнее кругом, тем радостнее и свободнее может быть сердце, тем ближе Христос, если только сами мы со Христом. И именно вопреки неистовству антихристову приближается явление Царства Христова на земле, обещанное еще ранее конца, как и скованность сатаны на тысячу лет еще прежде последнего боя (Откр. 20).

Таково наше христианское утешение, и иного не знаем мы, поскольку мы христиане. И разве этого мало? По милосердию Божию, оно подается нам в великом и в малом на путях нашей жизни. Господь незримо, но ощутимо простирает руку помощи утопающему, когда мы с верой Его призываем. И пусть не соблазняемся мы даже греховною немощью нашей, человеческим слабосилием. То, от чего мы ныне изнемогаем: многозаботливость и страшливость, холод сердца и рассеянность молитвы, уныние и себялюбие, все это тяжелой тучей налегло на нас, как и на весь мир. В иные времена, свободные от испытаний, мы и сами казались себе достойнее и сильнее, нежели теперь. Но этими испытаниями

499

 

почтил нас сам Бог, хотя мы и не сознаем этого своего избрания.

Испытание веры послано было самим апостолам, оно и всем ныне посылается, да устоим в ней до конца. Когда на земле сгущается мрак и торжествует царство зверя, в небесах звучат ангельские трубы и раздаются победные голоса, так нам свидетельствует Откровение. Вместе с земною печалью отверзаются нам небеса, открывается иная, неземная, высшая действительность благодатною силою Церкви, которая с нами и в нас пребывает. Мир по-прежнему охраняется воинством небесным и над ним простерт Покров Богоматери, с нами и о нас молятся все святые, угодники земли Российской ее не оставляют в ее борениях, внутренних и внешних. От мира не отнято и не отнимется "воспоминание” крестной жертвы Христовой, каждодневно творимое на алтарях земных. В мир изливается неизнемогающая сила благодати в таинствах и священнодействиях церковных. В нем звучит слово святого Евангелия. И когда и сами мы в благодатные мгновения касаемся сердцем горнего мира, то уверяемся, что не потеряны и не оставлены в нашем мире, в котором Христос пребывает Духом Святым, и Он говорит нам в напастях и бедах наших: ”Не бойтесь, это Я!” Внемлите Ему. Аминь.

1942 г.

 

500

Поделиться в социальных сетях: